Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 13

Collapse )

Все домашние заботы в нашей семье лежали на плечах мамы. Она была создана для семьи, любила её и старалась всё сделать наилучшим образом: купить подешевле, сварить или испечь повкуснее. В квартире у нас всегда была идеальная чистота, всё вымыто, вычищено и блестело. Хозяйки, жившие в нашем доме, просто поражались её энергии и тому, откуда она берёт время. Надо сказать, что мама была домоседкой и не всегда ходила с нами гулять. Свободное время она проводила с тётей Шурой, о которой я писал и с которой дружила до самой войны. Другим местом, где она любила проводить свободное время, была семья Матюшиных, о которых я также писал. Как мне известно, иногда кое-кто вроде осуждал папу за то, что он со мной гуляет, а мама сидит дома. Думаю, что эти упрёки несправедливы, так как я знаю, как мама отказывалась на предложение куда-либо пойти. Возможно, ей просто было тяжело ходить, ведь она уставала от домашних забот и хлопот, и предпочитала отдыхать недалеко от дома.


Вера Георгиевна Януш (в девичестве Чалова). 1937-1938

Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 12

Collapse )

Моя жизнь в дальнейшем сложилась так, что я стал железнодорожником. Естественной причиной тому стали мои родственники со стороны папы, которые почти все в какой-то степени были связаны с железнодорожным транспортом. Я уже, кажется, писал о том, что первые прогулки с папой, а иногда к нам присоединялся его старший брат, дядя Лёня, мы совершали к железной дороге. Там мы подолгу сидели, наблюдая проходившие поезда. Позже папа как-то мне сказал, что железнодорожные рельсы у него ассоциируются с чем-то далёким, незнакомыми городами, а в некоторых случаях дальними странами. Он любил знакомиться с новыми местами, но жизнь так распорядилась, что из Ленинграда выезжать ему почти не пришлось. Дядя Лёня был одержим паровозами, он любил изображать ритмичную работу паровой машины, подражать их свисткам или работе инжектора, а также паровоздушного насоса. Надо сказать, что получалось это у него здорово и мне очень нравилось. Наши железнодорожные связи относились и к сестре папы Людмиле Борисовне, которую я также всегда называл просто Людмилой, хотя разница в наших возрастах довольно приличная.
Она в 1928 году закончила эксплуатационное отделение Железнодорожного техникума на Бородинской улице в Ленинграде и до 1936 года работала на станции Павловск второй.




Collapse )

"Воспоминания о старом Павловске". Б. В. Януша. Часть 3

Часть 1
Часть 2

Весной по павловским улицам во все стороны бежали весёлые ручейки, а в некоторых местах стояли большие и глубокие лужи. Это была пора корабликов. Что только не плыло вдоль этих улиц, сопровождаемое толпой мокрых и грязных мальчишек и девчонок, тут были и деревянные корабли, иногда большие и красивые с парусами, и бумажные кораблики и просто щепочки. Дома нам часто попадало от мам за состояние, в котором мы являлись, приходилось многое стирать, а воду-то носили с колонки, которая находилась на углу Марата и Медвежьего у лютеранской церкви, многое потом сушить.



1974 год. Колонка еще на месте (в левой части снимка снизу у тротуара)

Одним словом, создавали мы немало хлопот нашим заботливым и всё прощающим мамам.

Но весна время особое, светлое и радостное, в Павловске же она чувствовалась особенно обострённо. Как-то по-особому пахло, появлялись первые проталинки, на которых мальчишки любили играть. Особенно любил я, когда открывались зимние рамы и балкон, мама всё мыла, а в квартиру врывался шум улицы и приятный аромат весны. Ну как тут не вспомнить Майкова:

Collapse )

Эмиль Вунукайнен о предвоенном Павловске

В Музее истории города Павловска хранится необычный экспонат - модель деревянного дома, сделанная из фанеры, картона и бумаги. Домик этот любят рассматривать и взрослые, и дети. Крыша у него снимается, и видно разделение на комнаты. В каждой - своя обстановка. На съемной крыше домика наклеены фотографии семьи хозяев, собаки и кота. Когда-то такой дом стоял в Павловске. А сделал его модель мальчик Эмиль по фамилии Вунукайнен. Он родился в 1926 году в немецкой колонии Этюп под Павловском. Незадолго до войны семья "перевезла" дом в Павловск на несуществующую ныне Пионерскую улицу, рядом сейчас находится дом ветеранов войны и труда № 1.
В 1941 году Эмиль ходил школу № 2, разрушенную во время войны, сейчас на ее месте выстроена школа-интернат № 68. В сентябре 1941 года, когда немцы заняли Павловск, оказался в оккупации. В 1942 году, потеряв родителей, вместе с братом и сёстрами попал в концентрационный лагерь Клоога в Эстонии. После освобождения в 1945 году был призван в армию, работал на строительстве шахты в Эстонии, где и остался, поскольку в Павловск не разрешили вернуться, да и некуда. В Кохтла-Ярве прожил более 40 лет, продолжал работать на шахте, почётный шахтер, основатель музея шахт. После смерти супруги и развала СССР переехал в Финляндию в город Вантаа, где живёт до сих пор. Этот домик он сделал своими руками, он стоял у него в квартире в Эстонии, потом он вместе с хозяином переехал в Вантаа под Хельсинки, где находится аэропорт.
Еще в советское время Эмиль приезжал в Павловск, а потом в начале 1980-х годов прислал павловскому краеведу Борису Вячеславовичу Янушу свои воспоминания о прошлом - о довоенной жизни, об окккупации, о жизни на чужбине. Борис Вячеславович обещал Эмилю, что его воспоминания будут опубликованы. Сам он не смог этого сделать, но передал рукописи и письма Вунукайнена в Музей истории города Павловска.
Это сделали сотрудники Музея в 2012 году. Самое удивительное, что публикация застала Эмиля еще в живых. Татьяна Никитина передала Эмилю экземпляры книги "Воспоминания о старом Павловске", и он собирал в Вантаа своих близких и родных, соседей и знакомых, зачитывал и переводил и был очень доволен, что обещание, которое дал Б. В. Януш, было исполнено пусть и через много лет.
Незадолго до смерти он передал домик, сделанный своими руками, в наш музей. Его привезла Татьяна Никитина, которая тоже недавно ушла из жизни. Светлой памяти этих людей мы и посвящаем эту публикацию, несколько выходящую за рамки книжной.



 
 
    Collapse )

Так начинался Павловск. Садовая улица_6


Здание станции Павловск II

Дерингером и Данчичем не заканчивалась застройка современной чётной стороны Садовой улицы. В 1911 году отставной коллежский советник Авсеенко и жена санкт-петербургского ремесленника Александрова получили в аренду на 36 лет два участка слева от Славянской просеки, но, по-видимому, застроиться успела только Александрова. На плане Слуцка 1932 года её дом находится примерно напротив современного дома № 5 по нечётной стороне улицы. В настоящее время на месте этих двух участков стоит послевоенный дом № 4.
Было также упомянуто, что один из домов Н. Н. Трембовельской стоял на Павловском шоссе. Действительно, дальнейшая часть современной Садовой улицы является естественным продолжением Павловского шоссе, шедшего изначально из Царского Села и в начале XX века разрезанного железной дорогой.
Дело в том, что первоначальная Царскосельская железная дорога заканчивалась в Павловском парке, и продолжить её было невозможно. К концу XIX века, когда сеть стальных магистралей охватила всю Россию, это стало анахронизмом, и в 1900 году Царскосельскую железную дорогу купила Московско-Виндаво-Рыбинская, пожелавшая иметь вокзал в Петербурге. Чтобы присоединить Царскосельскую дорогу к общей сети, решено было на подходе к Павловску сделать ответвление и построить вторую станцию. Её так и стали называть Павловск II.
Точно так же - Павловск II - стали называть и квартал городской застройки, возникший у станции со стороны Царского Села, быстро начавший застраиваться домами с дешёвыми дачами. В этом своеобразном заповеднике ещё сохраняется несколько подлинных деревянных домов начала XX века.
Collapse )