Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Е. А. Федорова



Евгений Александрович Федоров (1897-1961), как и полагается русскому писателю, прожил непростую, но насыщенную событиями жизнь. Родился в городе Видзы Ковенской губернии Ново-Александровского уезда (сейчас - городской поселок Браславского района Витебской области), детство и подростковые годы провел на Южном Урале. Участвовал в Первой мировой войне, в октябре 1917-го - штурмовал Зимний, в Гражданскую войну партизанил на Урале в тылу белогвардейцев под руководством В. К. Блюхера. В 1919 году командовал эскадроном, был ранен, контужен. Написал книги о колхозной жизни «Соломонея», «Комбайнёры», «Трактористка Евланова».
Во время Великой Отечественной войны защищал Ленинград в составе писательской группы Северо-Западного фронта, прокладывал «Дорогу жизни» по льду Ладожского озера.


Из наградного листа майора Е. А. Федорова (орден Отечественной войны II степени).
Collapse )

Памяти Александра Юрьевича Вотинова

2020-й год стал годом невосполнимых утрат для всех тех, кто помнит Союз писателей Ленинградской области и Санкт-Петербурга. Для павловчан, царскоселов и петербуржцев. 1 сентября после тяжелой и продолжительной болезни скончалась прозаик член Союза писателей России Тамара Борисовна Панкова. 19 декабря трагически погибла талантливейшая поэт и переводчик Оксана Алексеева, и вот новая черная весть, застигшая всех с большим запозданием - 3 декабря после очередного инсульта ушел из жизни прозаик Александр Юрьевич Вотинов



Collapse )

Конюшенная улица. Часть 10. Безымянный переулок и Головкинская

Collapse )

После смерти Прасковьи Яковлевны Байковой последним владельцем углового участка становится дворянин Владимир Николаевич Гарволи, сын полковника лейб-гвардии Измайловского полка Николая Лаврентьевича Гарволи. Николай Лаврентьевич, обрусевший швед по национальности, скончался в 1890 году, и сын прокладывал себе дорогу сам, возможно, не без участия матери Пелагеи Ивановны Гарволи (1840-1906). По крайней мере, Владимир Николаевич заказал матери один из самых шикарных памятников, который чудом сохранился и встречает сегодня каждого, кто приходит на Павловского городское кладбище. Гранитный цоколь, черный мраморный крест, кованая ограда, все это великолепие дополнялось венками и стеклянными (фарфоровыми?) игрушками, которые исчезли с могилы уже после войны.


Могила Пелагеи Ивановны Гарволи на Павловском городском кладбище

Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 18

Collapse )

***

Весной 1941 года я узнал ещё одну тайну наших родственников. Дело в том, что у нашего прадеда, Леонида Ивановича Януша, как у военного, было два револьвера. Когда произошла революция и прадедушка умер, его внуки от греха подальше оружие решили зарыть. Участвовали в этом мой отец и его младший брат Виктор. Зарыли они револьверы где-то в Аннинковском парке, и место знали только двое. В июне 1941 года, а возможно раньше у Виктора произошла какая-то сердечная драма. Он поехал в Павловск и выкопал оружие. Один револьвер заржавел настолько, что его пришлось выкинуть, а другой - бельгийский браунинг, он привёз в Ленинград и стал грозиться застрелиться. В семье начался переполох, и дядя Лёня на правах старшего брата отобрал у Виктора оружие и передал моему папе. Я уже писал, что тогда некоторые военные имели оружие и это, хотя было не совсем законно, но особенно не преследовалось.
Отец привёз браунинг в Павловск, утром в воскресенье 22 июня его вычистил и смазал, а затем предложил мне съездить на велосипедах за деревню Аннолово, тогда там были довольно глухие и безлюдные леса, и попробовать бой оружия.
Collapse )

О чем грустит Скорбящая. В. Л. Мозелев и список безвозвратных потерь 90-й стрелковой дивизии (ч. 3)

Collapse )



77. Красноармеец артиллерист 96-го артиллерийского полка Николай Николаевич Беляков. Родился в 1909 году в д. Чудинка Емельянского района Калининской области. Призван Калининским ГВК. Пропал без вести в районе деревни Ивановка Ленинградской области 30 августа 1941 года. Жена - Д. М. Козлова жила в городе Калинин, ул. Радищева, 28.

..............................................
Collapse )

Конюшенная улица. Часть 9. На углу с Безымянным переулком

Collapse )

Итак, до угла с современной Гуммолосаровской улицей по нечетной стороне Конюшенной улицы остается рассмотреть всего два участка. Но сперва скажем несколько слов о начальном коротком отрезке Гуммолосаровской улицы, тянущемся от пересечения с Госпитальной улицей до пересечения с Царскославянской дорогой (ныне улица Мичурина). До 1797 года этот отрезок находился за пределами вала, окружавшего село Павловское, и назывался Госпитальным въездом. Когда Павловск становится городом и его территория расширяется, переулок получает название Среднего или Безымянного.
Возвращаясь к оставшимся двум участкам, в середине XIX века продолжавшим принадлежать наследникам ямщика Степана Ивановича Колонистова.
Первый из них достался вдове Татьяне Ивановне и ее детям - сыну Василию и дочери Авдотье. В 1855 году вдова продает «пустопорожнее дворовое место с деревянным ветхим строением» санкт-петербургскому мещанину Савелию Егорову. Чем он занимался, нам к сожалению неизвестно. Возникает соблазн отождествить его с Саввой Егоровичем Егоровым, старообрядцем, крестьянином Ярославской губернии Романо-Борисоглебского уезда деревни Проскурницыной, торговавшим чулками и мануфактурным товаром и выбившемся на этом в купцы 1-й гильдии в Петербурге. Однако наш Савелий Егоров скончался в Павловске 31 июля 1866 года и был похоронен на местном кладбище, купец же Савва Егоров умер в Петербурге 24 февраля 1865 года и упокоился на Волковском старообрядческом. Тем не менее окончательно исключать их тождество нельзя, и в метрических записях, и тем более на памятниках встречаются ошибки. Тем более если купец был перезахоронен из Павловска на Волковское кладбище через какое-то количество лет.
Старший сын купца 1-й гильдии Евфим Савельевич Егоров в 1875 году затеял строительство огромного комплекса народных бань и доходного дома в Петербурге на Большом Казачьем переулке недалеко от Царскосельского (ныне Витебского вокзала). Процесс затянулся на 10 лет, но здание, спроектированное архитектором П. Ю. Сюзором, украшает Петербург и сейчас. И бани работают.


«Егоровские» бани в Большом Казачьем переулке

Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 17

Collapse )

* * *

Взрослые, конечно, понимали всю серьёзность международного положения того времени, до нас же это ещё не доходило. Мы были всецело под влиянием победных кинофильмов и боевых песен, а также недавних боёв у озера Хасан и в районе реки Халхин-Гол. Нас только временами обескураживали занятия в ЖАКТах, на которые ходили наши мамы, изучавшие там отравляющие вещества, защиту от них и оказание первой помощи. Периодически в городе проводились учения ПВО и устраивались учебные тревоги. Для нас они были как бы развлечением, вносящим разнообразие в нашу жизнь. О том, что это может быть на самом деле, мы почему-то не думали, очевидно, веря в силу и мощь нашей армии. Нам доводилось неоднократно видеть на улицах города танки - ведь в Слуцке тогда стояла Отдельная тяжёлая танковая бригада, которой командовал А. И. Лизюков.


Александр Ильич Лизюков. 1934

Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 16

Collapse )

***

Молодые годы наших родителей совпали с появлением в быту первых детекторных радиоприёмников, в наш же период радиофикация в новых совершенных формах получила очень широкое распространение.
Первый детекторный радиоприёмник отец смастерил сам, когда я был совсем маленьким, но он долго служил нам. Слушать на нём можно было только одну или две местных станции. Поводишь бывало тонкой проволочкой по кристаллику, вмонтированному в специальную оправку, нащупаешь нужную точку и услышишь в наушниках тихую музыку или речь диктора. С появлением ламповых приёмников отец купил у кого-то такой, называвшийся ПЛ-2 (приёмник двухламповый).



Приемник ПЛ-2

Это был небольшой ящичек, на верхней панели которого стояли две большие лампы и находилось несколько присоединительных гнёзд. На боковой же его стенке размещались две круглые ручки настройки. Приём вёлся на наушники. Для работы этого приёмника требовались громоздкие батареи двух напряжений, анодная и накала. Он также требовал очень хороших антенны и заземления. Для антенны отец использовал поставленный на двухэтажной сушилке длинный шест и одну из самых высоких лип, стоявших в нашем саду. Заземлением служило ведро, вкопанное глубоко в землю у стены нашего дома, к которому был припаян провод, идущий в нашу квартиру. Длинными тёмными морозными вечерами, сидя в тёплой и уютной комнате, мои родители буквально упивались музыкой, которую передавали радиостанции нашей страны и Центральной Европы. Тогда музыка и песни были красивые, не будоражившие тишину, а мелодичные и успокаивающие: вальсы, танго, фокстроты, румбы, отрывки из оперетт и опер, неаполитанские песни, романсы и русские песни, разговоров же было сравнительно немного. Потом отец приобрёл динамик, и тогда радиоконцерты могли слушать все находящиеся в комнате. Но большие осложнения вызывали батареи, они периодически садились и требовали новой зарядки. Почему-то устройства для этого отец ни купить, ни сделать не мог, и приходилось ему их периодически возить в Ленинград на работу для подзарядки, а они были весьма тяжёлые. Наверное, в начале 30-х годов наша промышленность начала выпуск нескольких типов ламповых приёмников, работавших от сети, это ЭКЛ-34, ЭЧС и другие. Отец тогда загорелся приобрести приёмник СИ-235.

Collapse )

Конюшенная улица. Часть 7. Авенариус. Палепа. Гуров. Соболев

Collapse )

Как утверждается в ряде источников, Мария Александровна Авенариус была урожденная Глушкова (неясно, состояла ли она в родстве со своими предшественниками по домовладению). В первом браке она была супругой павловского 1-й гильдии купца Петра Андреевича Озерова (1837-1902). В 1904 году в Царском Селе в доме Озеровых квартировал полковник Константин Яковлевич Авенариус (1852-1922), который и стал вскоре вторым супругом Марии Александровны.


Дом Ревягина-Глушковых-Авенариус-Палепа (справа) со стороны Медвежьего переулка (улицы Карла Либкнехта) 1968

Приобретя недвижимость в Павловске, Мария Александровна занялась капитальным ремонтом углового дома. В марте 1907 года она обращается в Павловское городовое правление за разрешением: «1) отнять обшивку стен фасада, стены проконопатить и вновь фасады дома оштукатурить; 2) деревянные ветхие крыльца, ведущия в лавки 1-го этажа с Конюшенной улицы и Медвежьего переулка заменить железными и 3) внутри дома переложить ветхие печи и оштукатурить стены, а также и окрасить их». Видимо, старый дом был построен еще Александром Ревягиным по свойственной началу XIX века технологии: с оштукатуренными бревенчатыми стенами, отчего и казался каменным. Так как к прошению Марии Александровны не прикладывались новые чертежи, то, скорее всего, рисунок новой штукатурки воспроизводил прежний, в противном случае потребовалось бы утверждение нового внешнего облика дома хозяином Павловска великим князем Константином Константиновичем.


Мария Александровна Авенариус (из архива музея Николаевской Царскосельской гимназии)

Collapse )