Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 15

Collapse )

Вячеслав Борисович Януш во время прогулки с велосипедом у реки Ижоры (?). Фото Л. Б. Януша

Наибольшую же целенаправленную активность наши поездки приобретали осенью, когда начинался грибной сезон. Хотя пытались мы ездить и в другие места, например по дороге за Аннолово по направлению к Форносово, но всё же в основном это было два места: лес под Саблино и к деревне Ладога. В большинстве случаев ездили той же компанией, но иногда вдвоём с отцом. При поездках в Саблинский лес небольшую остановку с отдыхом мы делали при въезде в Ям-Ижору со стороны деревни Каттелево. Там недалеко от дороги находился довольно большой каменный двухэтажный дом с магазином, в нём мы покупали еду и питьё.


Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 13

Collapse )

Все домашние заботы в нашей семье лежали на плечах мамы. Она была создана для семьи, любила её и старалась всё сделать наилучшим образом: купить подешевле, сварить или испечь повкуснее. В квартире у нас всегда была идеальная чистота, всё вымыто, вычищено и блестело. Хозяйки, жившие в нашем доме, просто поражались её энергии и тому, откуда она берёт время. Надо сказать, что мама была домоседкой и не всегда ходила с нами гулять. Свободное время она проводила с тётей Шурой, о которой я писал и с которой дружила до самой войны. Другим местом, где она любила проводить свободное время, была семья Матюшиных, о которых я также писал. Как мне известно, иногда кое-кто вроде осуждал папу за то, что он со мной гуляет, а мама сидит дома. Думаю, что эти упрёки несправедливы, так как я знаю, как мама отказывалась на предложение куда-либо пойти. Возможно, ей просто было тяжело ходить, ведь она уставала от домашних забот и хлопот, и предпочитала отдыхать недалеко от дома.


Вера Георгиевна Януш (в девичестве Чалова). 1937-1938

Collapse )

Павловск. Госпитальная улица. Часть X. Госпиталь и "Монмартр"

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V
Часть VI
Часть VII
Часть VIII
Часть IX


Фрагмент плана Павловского села 1793 года: 1 - Госпиталь (Бренны); 2 - Военный госпиталь,
3 - дом штаб-лекаря В. И. Ритмейстера; 4 - въезд в Павловское село;
5 - сад и огород В. И. Ритмейстера


Следуя змейке, продолжим наше путешествие в историю и перейдём на нечётную сторону Госпитальной улицы, только теперь будем двигаться в обратном направлении, от конца к началу. Сегодня улица Госпитальная кончается на перекрёстке с Конюшенной и Гуммолосаровской улицами, а потому пройдёмся по ней вдоль участка, тянущегося от этого перекрёстка до начала Елизаветинской (ранее Широкой) улицы.
Collapse )

ПЕРВЫЕ ДВОРЦЫ АЛЕКСАНДРА

После рождения великие князья Александр (1777), а за ним Константин (1779) жили там же, где их родители и бабушка-императрица - в Зимнем дворце в Петербурге, летом - в Екатерининском дворце Царского Села, в июле - в Петергофе, куда перебирался двор. Вопреки распространенному мнению, дети пребывали в одном доме с родителями и встречались довольно часто, не так, как Екатерина с Павлом, изолированным от матери в первые годы жизни. Единственная разлука случилась в 1781-1782 годах, когда Павел Петрович и Мария Фёдоровна отправились в большое заграничное путешествие. Оно длилось более года, и детей, естественно, с собой не взяли. Во время этой поездки бабушка написала для Александра «Сказку о царевиче Хлоре», чей отец царь-батюшка отправился на войну, а матушка-царица последовала за ним, чтобы поддерживать мужа. Александру шел тогда пятый год. Хлор остался с няньками и был похищен киргизским ханом. Хан отправляет царевича, славившегося необычным ребёнком, на поиски совершенной добродетели, воплощением которой является роза без шипов. В этих исканиях царевичу помогает дочь хана Фелица, с которой позднее Державин отождествил Екатерину.
Но родители Александра вернулись, и всё продолжилось своим чередом.
В 1780-е годы отец с матерью расставались с детьми ненадолго, отлучаясь на несколько дней в Павловск или в Гатчину (подаренную Павлу Петровичу в 1783 году после рождения первой дочери - Александры) или проводя там небольшой «отпуск». Дети оставались в Царском Селе, но изредка навещали родителей.
Только с 1790 года Павел Петрович и Мария Федоровна живут в Павловске и Гатчине все лето и даже часть осени. Причём большую часть времени в Павловске, чтобы быть ближе к императрице (с 1783 года два дня в неделю Павел как штык присутствовал при чтении депеш - из России и иностранных, к этому добавляются воскресные службы и праздники - церковные и семейные, где семья также объединялась).
Примерно в это же время (1789-1791) между Царским Селом и Павловском появляется так называемая Дача великих князей (позднее - Александрова дача) - своеобразный транзитный пункт, привязанный к даче Н. И. Салтыкова, воспитателя Александра и Константина. Но это - отдельная история. Кстати сказать, аналогичная сплотка «дача великих князей»-«дача Салтыкова» наблюдается в это же время на Петергофской дороге.
А далее Александру настала пора жениться. В 1793 году Екатерина II выписывает из-за границы двух баденских принцесс, Елизавету и Фридерику, первая из которых становится супругой Александра. Для молодой семьи нужен дом, и в Царском Селе его загодя начинают строить - в 1792 году - Александровский дворец. Однако строительство - дело долгое, и супруги начали жить во дворце только с лета 1796 года. Продолжалось это недолго, потому что в ноябре умерла Екатерина II, а Павел I Царское Село, как известно, не любил и забросил.
Зато оживает Павловск. В 1797 году значительно расширяется Большой Павловский дворец (до его нынешних размеров, чтобы вместить детей хозяев и часть придворных, ранее размещавшихся в Царском Селе), рядом с Большим дворцом одновременно строится дворец для «семейных» великих князей Александра и Константина, получивший название Александровского. Местоположение дворца показано на плане 1799 года (треугольник с перекладиной посредине):


1 - Александровский дворец, 2 - Театр (сейчас там памятник Марии Федоровне, а в память о Театре сохранились Театральные ворота в парк), 3 - Вольер, 4 - Большой дворец, 5 - площадь Пяти углов, 6 - улица Под Дубками (сейчас присоединенная к улице Красного Курсанта), 7 - Зверинецкая улица.

Фасад дворца, зафиксированный в альбоме, кажется, 1799 года, выглядел первоначально вот так (см. Н. И. Громова. Несохранившиеся в настоящее время постройки и парковые сооружения Павловска // В кн. Павловск. Императорский дворец: Страницы истории. Т. II. Павловский парк. - СПб.: Арт-Палас, 2005. - С. 203.):



Авторство приписывается В. Бренне, но документальных подтверждений этому нет. Строил его, по всей вероятности, павловский городской архитектор П. Шретер, руководивший в те годы и другими работами.
Как многие постройки того времени, дворец был деревянным и оштукатуренным снаружи. В начале XIX века, когда штукатурка стала осыпаться, её заменили дощатой обшивкой. Декор фасадов при этом несколько изменился.
В 1825 году участок, на котором находился дворец, объединяется с парком, дорога на Фёдоровское (Садовая улица) в этой части перекрывается, и приходится объезжать квартал:



Обозначения те же, что и на предыдущем плане, виден садик перед «садовым» фасадом. Если увеличить подпись, то можно увидеть, что дворец уже «НИ.» - «Николаевский». На этот период известна литография с изображением садового фасада, обращённого в сторону Вольера и Театра (см. Б. В. Януш. Неизвестный Павловск. Историко-краеведческий очерк. Часть 1. - СПб.: Континент, 1997. - С. 122):



В этой же книге сказано, что

«После 1801 года Александровский дворец, потеряв свое значение, использовался для проживания гостей хозяйки Павловска, а ряд помещений сдавался на лето дачникам. В 1817 году в летнее время в Александровском дворце, вероятно, жил поэт Василий Андреевич Жуковский, здесь у него неоднократно бывали А. С. Пушкин, Н. М. Карамзин, А. И. Тургенев. Последний в письме П. А. Вяземскому описывал одну из таких поездок, состоявшуюся 26 августа 1819 года: "Из Царского Села вез я ночью в Павловское Пушкина. Мы разбудили Жуковского, Пушкин начал представлять обезьяну и собачью комедию и тешил нас до двух часов утра. Потом принялись мы читать новую литургию Жуковского... Дорогой из Царского Села в Павловск писал он (Пушкин. - Авт.) послание о Жуковском к Павловским фрейлинам, но еще не кончил... Он читал нам пятую песню своей поэмы ("Руслан и Людмила". - Авт.), в деревне сочиненную."» (Б. В. Януш, с. 123).

В свою очередь и Мария Федоровна любила понянчить внуков. Это с ее подачи В. А. Жуковский (с 1815 года служивший при ее дворе) становится воспитателем Александра Николаевича, будущего императора Александра II. Маленький домик, отраженный чуть ниже Александровского (Николаевского) дворца на плане 1825 года, иногда называли «Домом наследника престола», а на одном из его видов просматривается вензель брата - «КН» (Константин Николаевич) - будущего владельца Павловска.
Вот изображение этого дома из книги Б. В. Януша (стр. 86) c акварели В. Садовникова:



Справа от домика (крыша к крыше) просматривается угол навеса над левым крыльцом садового фасада Александровского дворца.
В последующие 1830-е-1840-е годы (после смерти Марии Федоровны, когда Павловск находился во владении ее младшего сына Михаила Павловича) помещения дворца сдавались на лето внаем. По данным Б. В. Януша, «там жили: княгиня Трубецкая, графиня Соллогуб, генерал-майоры Толстой и Хитрово, а также другие военные и сановники» (Там же, с. 123).
В 1849 году, когда не стало Михаила Павловича, Павловское имение перешло в другую ветвь рода - к тому самому Константину Николаевичу. Вдова Михаила Елена Павловна съехала из Павловска не сразу. А когда Константин Николаевич начал наводить порядок, выяснилось, что интересующий нас дворец сильно обветшал и требовал капитального ремонта. Средств для этого не было, и потому дворец разобрали в 1851 году. «Домик наследника престола» был разобран одновремено с ним.

P. S. Легко увидеть, взглянув на оба рисунка Александровского дворца, что на них изображен один и тот же «садовый фасад». Видимо, он и являлся "парадным".