Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )

"Будь здоров, силен и готов". Марафон продолжается...

Идея провести соревнование по бегy по трассе Петербург—Павловск принадлежала издателю газеты «Вечернее время» по совместительству спорстмену Б. А. Суворину.



Расстояние пробега — 28 верст — было несколько меньше стандартной олимпийской дистанции (42 километра 195 метров), но по сложившейся традиции его стали называть марафоном.
Первый пробег состоялся в пятницу 14 сентября 1912 года. Старт был дан в 3 1/2 часа дня в Санкт-Петербурге у железнодорожного моста, а финиш произошел в Тярлеве на поле Павловско-Тярлевского кружка любителей спорта, у той самой Темной аллеи, на которой родилась русская легкая атлетика в 1888 году.
На старт вышли 35 спортсменов из Санкт-Петербурга, были также представители Царского Села и Москвы. Вот как об этом рассказывала газета «Царскосельское дело»:
Collapse )

Эмиль Вунукайнен об оккупации Павловска. Комендантский час



  На дворе уже глухая осень 1941 года. Время 8.00 часов утра. Кончился комендантский час. Я вышел из дома и направился в центр города, где располагался базар. В руках у меня была большая сумка с запчастями от велосипедов разных марок.
    Наш город Павловск в ходе военных действий оказался прифронтовым городом, занятым немецкими оккупационными войсками. Не было здесь ни карточек, ни магазинов. Только на заборе висели приказы комендатуры, кончавшиеся двумя видами наказания: расстрел и повешение.
Collapse )

Эмиль Вунукайнен о колонии Этюп

 Война очень много изменила в природе. Стёрла с лица земли города, сёла и деревни, перепахала снарядами и авиабомбами поля, уничтожила большую часть жителей. Спустя годы после войны пришли другие люди, построили новые города, сёла и деревни, честь и хвала им за то, что некоторые названия населённых пунктов они оставили старыми. Новые люди обработали израненные войной поля, посадили сады и деревья. Теперь всё это смотрится по-иному: где намного лучше, учитывая возможности и стиль времени, а где и хуже, чем было.
  Немецкая колония Этюп, уютно примкнувшая к Павловскому парку, стояла на этом месте со времён императрицы Марии Фёдоровны, к ней от железных ворот парка вела прямая, как стрела, просека Ям-Ижорской дороги, некогда прорубленной через лес, где ещё вплоть до самой Великой Отечественной войны росли корабельные сосны и могучие ели. Теперь от этого строевого леса встречаются лишь одинокие экземпляры, а вокруг них за сорок послевоенных лет буйно поднялся новый подлесок.

1.jpg
Железные, они же Этюпские, они же Старо-Константиновские ворота

   Рядом с просекой, отделённая канавой, тянулась ровная, как городской тротуар, пешеходная дорожка, обсаженная клёнами и липами.

  Справа от железных ворот виднелось низкое и длинное из красного кирпича здание прачечной, а за ним вплоть до самой улицы Революции стояли бревенчатые двухэтажные особняки, занимаемые детдомовцами.
Collapse )

Аскольд Нефедов об оккупации Павловска. Часть 7

Начало
Продолжение 1
Продолжение 2
Продожение 3
Продолжение 4
Продолжение 5



Ввод наших войск и присоединение к СССР Прибалтийских государств в 1940 году вызвал, естественно неоднозначную реакцию населения. Отношение к русским было совершенно разное. Но в основе своей, как к инородцам. Нас не любили за то, что мы принесли туда воровство, матерщину и лень плюс колхозы. Латвия - маленькая страна со своим хуторским укладом жизни не хотела коллективизации, и это породило негативное отношение к русским. Боюсь утверждать, но думаю, что они тяготели больше к немцам. Курляндия - это край немецких баронов. Сохранились баронские поместья и замки, и это в ту пору чувствовалось во многом. Тем не менее, борьба за нацию породила множество течений национального толка. Еще при президенте Ульманисе были организованы военизированные формирования, так называемые «айзархи» из богатых хуторян лесников.
В период немецкой оккупации были созданы из мобилизованных латышей легионы. В основном они несли охранную службу, однако принимали участие и в борьбе с партизанами. В связи с наступлением Красной Армии легионеры начали понимать, что их участь предрешена, многие дезертировали и скрылись в лесах Курляндии. Весьма показательна в этом судьба одного из батальонов легионеров. Этот батальон, подчиненный ставленнику оккупационных войск генералу Курелису, оказался непослушным, но был разоружен немцами. Collapse )

Аскольд Нефедов об оккупации Павловска. Часть 6

Начало
Продолжение 1
Продолжение 2
Продожение 3
Продолжение 4



Нахождение в необычных условиях, а тем более в таком месте, как лагерь, приучает человека очень осторожно относиться к окружающим. Тут может быть и донос, и клевета. Поэтому выбор друзей в лагере очень тонкая штука. Я не дружил почему-то с павловскими ребятами, тяготел к пушкинским, еще больше мне были по душе покровские хлопцы. Но за последнее время я как-то подружился и с Сашей Рего. Он жил до этого времени в деревне Поповке под Павловском. Был простым парнем, не зазнавался, а меня это устраивало. Мы делили с ним последний кусок хлеба.
Не спалось, надо было принимать какое-то решение, а решить было очень трудно. Я предложил Саше бежать до утра, иначе будет поздно. Он мне сразу ничего не ответил, даже как-то смутился, но задумался. Время шло, начало светать. Я обратился к Маслову к братьям Василию и Гошке из Антропшина с предложением о побеге, но ответа не получил. Я решил бежать один и уже приготовился скрыться в ночи. Но тут ко мне подошел Саша и согласился на этот важный шаг. Итак, решение принято. Мы выглянули из-за сарая. Часового поблизости не было. В соседнем доме немцы из какой-то части горланили под пьяную лавочку. Два парня чувствовали, что мы собираемся бежать. Но мне было уже все равно. Мы с Сашей шагнули в темноту и, пригибаясь, отошли за триста-четыреста метров в кусты, но так, чтобы могли видеть из укрытия, как наши тронутся с утра в дальнейший путь.
Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Геро. Гололобов. Голубихин. Горенков

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14

Следующий по списку рядовой Василий Антонович Гиро, погибший 13 июня 1942 года. Красные следопыты не смогли найти о нем ничего - слишком скупые данные, не за что зацепиться. Зато современные следопыты не оплошали.
Дело в том, что в базе данных «Мемориал» в настоящее время четыре записи об этом человеке. Две из них указывают, что он похоронен в братской могиле в Павловске. Две других дают год рождения бойца - 1921 - и место захоронения: деревня Обща Парфинского района. При этом дата гибели бойца с 1921 годом рождения - 18 июля 1942 года.
Но это не первичные документы о боевых потерях.
А есть в базе данных «Мемориал» и такой.

00000014-Геро.jpg

Collapse )

Аскольд Нефедов об оккупации Павловска. Часть 3

Начало
Продолжение

По дороге к нам в темноте из придорожных кустов вышла группа гражданских людей. Оказывается, по приказу администрации из концлагеря были выпущены гражданские лица возрастом до четырнадцати и свыше шестидесяти лет. Они шли и в Пушкин, и в Павловск, и в Софию.

Машин по дороге не было. Шли довольно ходко, миновали несколько деревень. В некоторых домах светились огни, лаяли собаки, но никто не выходил. Появилась усталость, и кто-то предложил заночевать в одной из деревень. Все согласились, и мы свернули в какой-то проулок. Увидев на дальнем конце баню, решили переночевать в ней. Появилось предложение сварить капусты в банном котле. Нашлась на огороде и картошка с луком, у кого-то имелись спички. Сварили без соли щи и уснули как убитые, радуясь свободе и не думая о будущем. Какая наивность! Но кто в такой ситуации может анализировать будущее, кто из нас «предвидящий»? Даже старики об этом не думали, а мы, дети, тем более.
Утром всех разбудил один из стариков и сказал, что двое уже ушли раньше. На дворе было еще темно, но чувствовалось начало рассвета. Мы быстро поели вареной овощной смеси и тронулись в путь. Оглянувшись, я увидел, что хозяин дома смотрит из окна. Видимо, радуясь, что непрошеные гости ушли со двора. Нас осталось пятеро. Мы шли по дороге, не думая об опасности при встрече с немцами. Уже начали проезжать машины. Прошли еще несколько деревень. Крестьяне смотрели нам вслед, выходили на обочину шоссе. Шли целый день. Где-то перекусили вареной картошкой. К концу светлого времени увидели впереди себя на расстоянии километра шлагбаум, около которого толпился народ. Тут наш оптимизм рассеялся, хотя некоторые из нас имели твердое намерение идти прямо. Вот тут, видимо, я впервые в жизни принял самостоятельное решение не лезть на пролом. Я шагнул вправо, Ленька за мной и, пройдя большой крюк, мы присели в кустах. А группу у шлагбаума уже куда-то вели.
Collapse )

Аскольд Нефедов об оккупации Павловска. Часть 2

Начало

Я увидел первого немецкого солдата из окна нашего дома совершенно неожиданно. Он лежал на перекрестке улицы Красных Зорь и нашего переулка и устанавливал ручной пулемет на подставке, затем дал короткую очередь... Из-за дома Высоцких с поднятыми руками вышло несколько красноармейцев. Затем вдруг откуда ни возьмись появились еще немецкие солдаты и стали их обыскивать. Немецкий пулеметчик по-прежнему лежал на выбранной позиции. Затем, не видя больше опасности, встал и начал оправляться неподалеку. На шее какой-то завязанный в узел яркий шарф, рукава мундира засучены, на голове каска, на ногах - с широким раструбом сапоги. Я смотрел на него из-за занавешенного окна нашего жилища, мама сидела за столом, положив голову на руки. Какие мысли и думы роились у нее в голове? Страх за дочь, да и за меня, да и за все наше будущее. В глазах мамы я увидел страх, и мне он тоже передался.

Наступила первая ночь без ближних выстрелов. Проснувшись рано, я увидел, как мама с сестрой сидят на кровати обнявшись, на глазах обеих слезы. Через некоторое время к нам постучались в дверь. Пришла соседка с дочерью, Анна Дмитриевна Гегер, и рассказала, что муж уже сходил за водой на колонку, и, что, мол, в доме Лурье уже расположились немцы. Через некоторое время по нашему переулку проехала полевая кухня в сопровождении группы солдат и въехала во двор противостоящего дома. Раздались гортанные команды, послышались визг пилы и стук топора. Из окон дома выбрасывалась деревянная утварь. Все это кололось со смехом и громким говором.
Collapse )

Аскольд Нефедов об оккупации Павловска. Часть 1


Квартал, где жил Аскольд Нефедов. В нижнем правом углу трехэтажное каменное здание школы № 7 (позднее - № 463, сейчас приписано к школе № 464 г. Павловска) на улице Красных Зорь (ныне Конюшенной). Слева от улицы Конюшенной отходит исчезнувший ныне Средний переулок. На углу Среднего переулка и Конюшенной улицы одноэтажный дом с мезонином, где жил Аскольд Нефедов. Рисунок по памяти Аскольда Нефедова

Начинаем публикацию воспоминаний Аскольда Ивановича Нефедова об оккупации Павловска. Больше десяти лет назад автор пришел в Музей истории города Павловска и принес рукопись воспоминаний. Эта рукопись сопровождалась нарисованными им же безыскусными рисунками, запечатлевшими уже давние события такими, какими они остались в памяти автора. Сотрудники музея набрали и отредактировали рукописный текст. В 2010 году воспоминания были изданы в малотиражном издании "Геройством и отвагой их жизнь озарена", вышедшему в свет благодаря Совету ветеранов под руководством Л. М. Ларионовой
и Муниципальному совету города Павловска.
Рисунки Нефедова неоднократно демонстрировались на выставках, посвященных войне и оккупации, есть они и в нынешней экспозиции Музея истории города Павловска, посвященной военному лихолетью.


Collapse )