Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )
promo dharma_ser april 20, 2019 10:54 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Краткая видеоверсия выступления автора в Институте Петербурга на XXV открытых слушаниях В 2011 году Государственный музей-заповедник «Павловск», как и ряд других музеев издающий полный каталог своих коллекций, опубликовал выпуск, посвященный архитектурной графике конца XVIII -…

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 14

Collapse )

Но чаще мы ездили дальше на Ижору... И теперь существует эта дорога, но местами она почти не проезжая и ею не пользуются.
Насколько мне удалось установить по планам уже после войны, дорога эта первоначально, как совершенно прямая просека в лесу, идущая на северо-восток, появилась в 80-е годы XVIII столетия, она являлась как бы продолжением Тройной липовой аллеи, идущей от дворца. В конце ХVIII столетия её соединили с Фёдоровской дорогой, а в начале XIX века на ней за пределами парка с левой стороны были построены домики и разбиты сады колонистов, названные «Этюп». Затем за пределами парка лес вырубили, и дорога стала полевой. В трёх с небольшим километрах от границы Павловска она подходила к другой дороге, по-видимому, более старой, идущей от Фёдоровского посада в Ям-Ижору через деревни Тоскобщина, Войскорово (до 1941 года деревня Войскорово находилась на левом берегу Ижоры. - С. В.) и Каттелево. Соединение дорог происходило между деревнями Тоскобщина и Войскорово.



Фрагмент Плана окрестностей Санкт-Петербурга 1909 года, где показаны исчезнувшие ныне деревни

Прямо напротив дороги, идущей из Павловска, находилась деревянная лютеранская церковь, а за ней старое финское кладбище.



Кирха в Войскорово. 1911

Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Максимов. Максимочкин. Матвеев

Collapse )

Без имени-5.jpg

Продолжим. Следующим по списку 1968 года идет рядовой Михаил Николаевич Максимов. Год рождения и наименование части отсутствуют. Погиб 23 февраля 1943 года. Ближайший родственник - сестра Елизавета Николаевна Максимова - проживала в Вологодской области городе Устюжне, улица Трудовая, д. 30.
Красные следопыты не смогли ее разыскать.
Зато современные следопыты с задачей справились на «отлично».
Collapse )

"Воспоминания о старом Павловске". Б. В. Януша. Часть 1

Известный павловский краевед Борис Вячеславович Януш (1927-1996) жил в Павловске с детства. В 1941 году он вынужден был оставить родной город под напором немецких полчищ. Вернуться ему сюда так и не удалось, но тот волшебный город детства послужил толчком для его дальнейших краеведческих исследований, завершившихся трехтомным "Неизвестным Павловском"..Сегодня мы публикуем необычный текст - воспоминания Бориса Вячеславовича, в которых рассказано о его довоенном детстве, о том, с чего для него начиналась большая малая Родина, как родилась в нем любовь к Павловску, вылившаяся в результате в статьи и книги, которые мы хорошо знаем. Рукопись "Воспоминаний о старом Павловске" хранится в Музее истории города Павловска" и была издана небольшим тиражом в одноименной книге, не дошедшей до широкого читателя. Настоящая публикация иллюстрирована фотографиями из архива Б. В. Януша, также ныне хранящегося в Музее истории города Павловска.

Ленинград

1989 год

«Проходят дни и годы и бегут века,
Уходят и народы и нравы их и моды...»


Проходит жизнь... Всё меньше остаётся тех, кто помнит довоенный Павловск, или, как его тогда называли, Слуцк.
Вместе с людьми уходит и память о родном городе, тем более что в огне минувшей войны сгорел его архив* [* Это утверждение не в полной мере соответствует действительности. - С. В.]. Молодые как-то не думают о прошлом, не думал о нём и я, когда меня окружали родные и знакомые, хранившие в своей памяти огромные богатства сведений и воспоминаний. Теперь их никого нет... Вместе с ними ушло всё то, чего нам сейчас так не достаёт. Я же хватился слишком поздно, но всё же кое что успел узнать, кое что помню сам и вот спешу поделиться... Может быть, кому-нибудь это будет интересно.
Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Копылов. Костенко. Крамаренко. Кремнев

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15
Часть 16
Часть 17
Часть 18
Часть 19
Часть 20
Часть 21
Часть 22
Часть 23
Часть 24
Часть 25

стр 15.jpg

Продолжим наш виртуальный бессмертный полк. Следующий по списку 1968 года - рядовой 129-го гвардейского стрелкового полка Александр Григорьевич Кописов. Дата рождения не указана. Погиб 19 января 1944 года. Не в Павловске.
Так как в таблице отсутствует адрес кого-либо из родственников, у красных следопытов не было возможности вести поиски.
Впрочем, и современные следопыты Н. Лазаренковой не смогли найти данные о бойце в базе данных «Мемориал».
И это не удивительно. Фамилия Александра Григорьевича оказалась искажена переписчиком.
Точечный поиск по базе данных «Мемориал» (опираясь на дату гибели, часть и имя отчество) позволяет нам вернуть бойца из небытия.
Collapse )

Аскольд Нефедов об оккупации Павловска. Часть 2

Начало

Я увидел первого немецкого солдата из окна нашего дома совершенно неожиданно. Он лежал на перекрестке улицы Красных Зорь и нашего переулка и устанавливал ручной пулемет на подставке, затем дал короткую очередь... Из-за дома Высоцких с поднятыми руками вышло несколько красноармейцев. Затем вдруг откуда ни возьмись появились еще немецкие солдаты и стали их обыскивать. Немецкий пулеметчик по-прежнему лежал на выбранной позиции. Затем, не видя больше опасности, встал и начал оправляться неподалеку. На шее какой-то завязанный в узел яркий шарф, рукава мундира засучены, на голове каска, на ногах - с широким раструбом сапоги. Я смотрел на него из-за занавешенного окна нашего жилища, мама сидела за столом, положив голову на руки. Какие мысли и думы роились у нее в голове? Страх за дочь, да и за меня, да и за все наше будущее. В глазах мамы я увидел страх, и мне он тоже передался.

Наступила первая ночь без ближних выстрелов. Проснувшись рано, я увидел, как мама с сестрой сидят на кровати обнявшись, на глазах обеих слезы. Через некоторое время к нам постучались в дверь. Пришла соседка с дочерью, Анна Дмитриевна Гегер, и рассказала, что муж уже сходил за водой на колонку, и, что, мол, в доме Лурье уже расположились немцы. Через некоторое время по нашему переулку проехала полевая кухня в сопровождении группы солдат и въехала во двор противостоящего дома. Раздались гортанные команды, послышались визг пилы и стук топора. Из окон дома выбрасывалась деревянная утварь. Все это кололось со смехом и громким говором.
Collapse )