Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )
promo dharma_ser april 20, 2019 10:54 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Краткая видеоверсия выступления автора в Институте Петербурга на XXV открытых слушаниях В 2011 году Государственный музей-заповедник «Павловск», как и ряд других музеев издающий полный каталог своих коллекций, опубликовал выпуск, посвященный архитектурной графике конца XVIII -…

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 9

Collapse )

Помню, года за два-три до войны я заглянул в игрушечный магазин на Красных Зорь - он находился в деревянном двухэтажном доме на месте, где в 1959 году построили дом № 12. Собственно говоря, в этом маленьком и тесном магазинчике продавалось всё: и игрушки, и книги, и канцелярские принадлежности, и фото-спорт товары. Этот магазин я и Юрий Петров - мой товарищ, посещали часто. И вот вижу я, что там продаются разборные фабричные финки, стоили они 100 рублей. Конечно, я не верил, что мама мне их купит, слишком дорого, а бюджет нашей семьи был весьма скромен - служил один отец, и я всё это отлично понимал. Но всё же... А вдруг... Неожиданно мне помог дедушка, Георгий Николаевич. Он тоже не имел капитала и жил на средства, которые зарабатывал, будучи ночным сторожем на Опытной плодово-ягодной станции, но решил мне сделать подарок на память из своих скромных сбережений. Он так и сказал: я скоро умру, и пусть это будет тебе память обо мне. Итак, я стал владельцем великолепных финок, с которыми не расставался всю зиму. На лето я их разбирал и аккуратно укладывал на чердаке, там их застала война, там они, по-видимому, погибли во время пожара, но память о них осталась на всю жизнь. А дедушка... я его любил и помню до сих пор и так, хотя с этим подарком связаны очень приятные ассоциации. Теперь вместе с ребятами я ездил по улицам и с горок на своих финках.
Collapse )

Аскольд Нефедов об оккупации Павловска. Часть 6

Начало
Продолжение 1
Продолжение 2
Продожение 3
Продолжение 4



Нахождение в необычных условиях, а тем более в таком месте, как лагерь, приучает человека очень осторожно относиться к окружающим. Тут может быть и донос, и клевета. Поэтому выбор друзей в лагере очень тонкая штука. Я не дружил почему-то с павловскими ребятами, тяготел к пушкинским, еще больше мне были по душе покровские хлопцы. Но за последнее время я как-то подружился и с Сашей Рего. Он жил до этого времени в деревне Поповке под Павловском. Был простым парнем, не зазнавался, а меня это устраивало. Мы делили с ним последний кусок хлеба.
Не спалось, надо было принимать какое-то решение, а решить было очень трудно. Я предложил Саше бежать до утра, иначе будет поздно. Он мне сразу ничего не ответил, даже как-то смутился, но задумался. Время шло, начало светать. Я обратился к Маслову к братьям Василию и Гошке из Антропшина с предложением о побеге, но ответа не получил. Я решил бежать один и уже приготовился скрыться в ночи. Но тут ко мне подошел Саша и согласился на этот важный шаг. Итак, решение принято. Мы выглянули из-за сарая. Часового поблизости не было. В соседнем доме немцы из какой-то части горланили под пьяную лавочку. Два парня чувствовали, что мы собираемся бежать. Но мне было уже все равно. Мы с Сашей шагнули в темноту и, пригибаясь, отошли за триста-четыреста метров в кусты, но так, чтобы могли видеть из укрытия, как наши тронутся с утра в дальнейший путь.
Collapse )