Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )
promo dharma_ser april 20, 2019 10:54 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Краткая видеоверсия выступления автора в Институте Петербурга на XXV открытых слушаниях В 2011 году Государственный музей-заповедник «Павловск», как и ряд других музеев издающий полный каталог своих коллекций, опубликовал выпуск, посвященный архитектурной графике конца XVIII -…

Воспоминания о старом Павловске Нины Ивановой (Степановой). Часть 1

Нина Александровна Иванова (Степанова) - с 19 марта 1937 года воспитанница Павловского школьного детского дома № 5. В июле 1941 года эвакуирована вместе с другими детьми в Кировскую область. После Великой Отечественной войны окончила педагогическое училище, много лет работала воспитателем в дошкольном детском доме г. Нолинска Кировской области. Свои воспоминания о павловском детстве вместе с пачкой фотографий прислала краеведу К. Е. Иванову. Сейчас этот материал хранится в Музее истории города Павловска.



Павловский школьный детский дом - это самые лучшие годы моего детства. Не знаю, есть ли сейчас в нашей стране детский дом, подобный нашему, павловскому. По воле судьбы я попала в него весной 1937 года. В кабинете, куда меня привела сопровождающая женщина, в большом старинном кресле сидел завуч детдома Владимир Малахович.
- Ну, сколько теперь у нас в детдоме будет воспитанников? - спросил вошедший в комнату сотрудник, не помню, кто это был.
- Шестьсот два, - был ответ завуча.
Вот в такой огромной семье мне предстояло теперь учиться, воспитываться, жить.
Меня отвели в группу первоклассников, где воспитательницей была Эльма Антоновна Гусарова, очень добрая, по-матерински ласковая женщина. Своей добротой она помогала мне освоиться с новой детдомовской жизнью. Её я, как родную мать, всегда ожидала на работу.

Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Н. Н. Калитиной. Часть 7

Collapse )


Из внешних событий блокадных осени и зимы, оставивших наибольший след в моей памяти, назову следующие. Пожар бадаевских продовольственных складов. Они находились довольно далеко от нас, и я видела лишь застилающий небо чёрный дым.


Горят Бадаевские склады. Источник

Я поймала себя на мысли, что это красиво, особенно когда к чёрно-серым клубам примешивались красноватые отсветы. Подумала и ужаснулась себе. Позднее, в самые страшные месяцы, люди говорили, что не было бы такого голода, если бы не сгорели от немецких бомб бадаевские склады. Гораздо памятнее мне другое событие, произошедшее в непосредственной близости от нашего дома. Это было падение в Таврический сад сбитого нашим лётчиком фашистского самолета. На следующий день я ходила в сад на него посмотреть.

Collapse )

Воспоминая о старом Павловске Н. Н. Калитиной. Часть 5

Collapse )

9.jpg
Родители Нины Николаевны Калитиной - Глафира Никандровна и Николай Николаевич в Павловске

Четвёртым членом нашей семьи была моя няня - Татьяна Ионовна Обвинцева. История появления няни в нашем доме такова (во всяком случае так рассказывала мама). Вскоре после моего рождения моя бабушка, мамина мама, жившая в Воткинске, направила к нам Татьянушку (так все называли няню). До этого она жила у бабушки и, пока был маленьким мамин младший брат Евгений, нянчила его. В большой павловской квартире всем хватало места, и Татьянушка обосновалась в небольшой комнате около кухни. Обстановка в ней была очень простая: кровать, комод, стол и два стула. В комоде наша кошка обычно производила на свет котят.
Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Колобов. Кольцов. Коновалов

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15
Часть 16
Часть 17
Часть 18
Часть 19
Часть 20
Часть 21
Часть 22
Часть 23
Часть 24

стр 15.jpg

Продолжим. Следующий боец по списку 1968 года - рядовой 187-го стрелкового полка 72-й стрелковой дивизии Вениамин Всеволодович Колобов. Год рождения не указан. Погиб 20 января 1944 года, за несколько дней до освобождения Павловска. Ближайшим родственником указана мать - Евдокия Сергеевна Колобова, проживавшая в городе Петропавловск-Забайкальский Читинской области на улице Красной, дом 100.
Красные следопыты К. Е. Иванова отправили письмо в Петропавловск и получили ответ:

Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Городской Николай Павлович

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15


Далее у нас по списку рядовой 15-го отдельного минометного батальона Николай Павлович Городецкий. Погиб 15 сентября 1941 года. В день оставления Павловска и занятия его немцами. В Ярославской области Пошехонском районе Погорельского сельсовета деревне Крестцы его не дождалась жена Мария Городецкая.
Красные следопыты смогли найти его родственников и вступить с ними в переписку.
Выяснилось, что фамилия бойца Городской, а не Городецкий, что родился он в 1905 году в деревне Лапушка Ярославской области. Переписка была обширной, была получена фотография Николая Павловича Городского, побывали родственники на его возможной могиле.

Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Бричук Владимир Семенович

Collapse )

стр 5.jpg

Продолжим. Далее по списку 1968 года идет младший сержант Владимир Семенович Бричук, погибший 23 февраля 1943 года. В списке было указано, что отец Владимира Семеновича проживал в Харькове. Адрес: ХТЗ, д. 3, кв. 38.
Написав в Харьков, красные следопыты вышли на его родственников.
Первым откликнулся брат бойца Филипп Семенович Бричук:

Collapse )

НОВЫЙ ОРФЕЙ

                                                                Ю. В.

Что я здесь делаю средь этой груды костей?

Прах, паутина и воздух какой-то липучий.

Будто напился в компании странных гостей,

Будто оставил надежду на солнечный случай...

Взгляд из могильного сна отвести не могу:

Тень одинокая и трёхголовое лихо.

Вдруг в тишине гробовой в воспалённом мозгу

Голос раздался, и стало спокойно и тихо:

 

«Мрачный Аид сегодня утратит трофей,

Цербер сглотнёт фантомы старого мифа.

В путь отправляйся, безумный, безумный Орфей,—

Снова пробудится к жизни твоя Эвридика».

 

Что это, явь или просто какой-то мираж?

Как угораздилось мне в тяжкий сон возвратиться?

Будто взлететь не успел на последний этаж,

Будто за окнами мечется женщина-птица...

Чьи имена повторяю, как мантру «Ом ма...»?

Стёрты из памяти вехи, и краски, и звуки.

«Бедная девочка, все посходили с ума!

Где твоя мама? Поищем, протягивай руки...»

 

Радужный шар хладных коснулся камней

Тоньше могильные плиты, суха повилика...

«Не оглянись, Нас умоливший Орфей,—

Да никуда не исчезнет твоя Эвридика!»

 

Чьи там глаза за плечами открыли родник?

Чьё розовеет лицо под каштановым пледом?

Будто бы запах, когда-то знакомый, возник,

Будто бы хрустнул песок под идущею следом...

Воздух все ярче, плотнее закрыты глаза,

В урне растает последняя горсточка пепла.

Не оглянусь, даже если бы Он приказал...

Ах, незнакомка, ты тоже, наверно, ослепла!

 

Дети играют под лаской зелёных ветвей,

Слух задохнулся в ворвавшемся девичьем крике.

Это не сон... «Я вернулась, вернулась, Орфей!»

Я узнаю тебя... «Здравствуй,

                                                 моя Эвридика!»