Сергей Выжевский (dharma_ser) wrote,
Сергей Выжевский
dharma_ser

Categories:

Павловск. Госпитальная улица. Часть VI. От Ивана Ширгольца к Ивану Подобедову

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V


1941-1942. Улица Марата (Госпитальная). На заднем плане слева направо: бывшие дома Маркевича (на месте совр. дома № 15), Геца (на месте совр. дома № 13) и самый край углового дома Петерсонов-Цауне

Продолжим разговор об участке, который находился на месте современного дома по адресу Госпитальная, 13. В 1839 году его владелицей стала Дарья Ивановна Ширгольц.
В 1840 году её муж, капельмейстер гвардейской кавалерии Г. (Иван Иванович) Ширгольц, служил помощником капельмейстера Гвардейского корпуса Фёдора Богдановича Гаазе, следующим образом определившего должностные обязанности помощника:
«...2. Капельмейстер кавалерии должен бдительно заботиться, чтобы все трубаческие хоры в полках были постоянно обучаемы или им или полковыми чиновниками, как он признает лучшим; но с тем, чтобы вся ответственность за состояние этих хоров лежала на нём и чтобы он лично сам давал отчёт об них капельмейстеру отдельного Гвардейского корпуса.
3. Капельмейстер кавалерии обязан обучать хоры трубачей в каждом полку, как в С.-Петербурге, так и вне столицы расположенных, по одному разу за неделю. Дни для этого ему не определяются капельмейстером Гвардейского корпуса, а потому он может назначать их сам по собственному правилу и смотря по обстоятельствам.
4. Капельмейстер кавалерии должен заботиться приготовлением для каждого хора трубачей (сверх обыкновенных штук, как то: маленького вальца, мазурок, галопа и других маршей); по крайней мере один раз в месяц для учения трубачей одной бальной штуки.
5. Капельмейстер кавалерии отвечает вполне за верное и правильное играние трубаческими хорами сигналов, необходимых для фронта службы и должен постоянно заботиться об этом важном предмете...».
Весной 1842 года начальник штаба Гвардейского корпуса, проведя строевой смотр Конного полка, отметил плохую игру музыкантов и посчитал, что причиной тому были плохого качества инструменты. В ответ на это командир полка подал рапорт, что все инструменты в полку абсолютно новые, а причиной плохой игры хора является «нерадение и совершенное незнание своего дела обучающего трубачей капельмейстера Ширгольца, а совсем не дурные трубы...». Не знаем, насколько справедливым было такое мнение, однако в последующие несколько лет Ширгольц продолжал исполнять обязанности на прежнем месте службы.
Дарья Ивановна владела участком как минимум до 1850 года, далее некоторое время он принадлежал Марии Ивановне фон Треборн (она владела в Павловске в разное время несколькими участками), вероятно, вдове архитектора Александра Яковлевича фон Треборна (1779-1848) а в 1873 году участком владела вдова полковника Эмилия Ивановна Ящолт. Супруг последней, инженер Иван Войцехович Ящолд, некогда служил в корпусе инженеров военных поселений, где занимал должность помощника начальника 3-го округа этого корпуса. Не исключено, что Мария и Эмилия были родственницами (сестрами или дочерями) Ивана Ивановича Ширгольца.
Последним владельцем участка с двухэтажным деревянным домом и одноэтажным деревянным флигелем был уже хорошо знакомый нам Генрих Иванович Гец. Этот участок принадлежал ему по крайней мере с начала 1890-х годов, и дом, который был здесь выстроен к этому времени, попал на почтовую открытку с видом Госпитальной улицы. Главным украшением дома был широкий балкон. В последний раз этот дом запечатлён на фотографии, сделанной немцами во время оккупации Павловска.
На месте современного дома № 15 когда-то располагалось целых четыре участка.


Госпитальная ул., 15. Современное здание

В 1794 году они принадлежали последовательно адмиралтейскому плотнику Агафону Фадееву, лавочнику Андрею Федорову, плотнику Григорию Исаеву и кузнецу Варламу Макарову.
В 1806 году сын Агафона Фадеева инструментальный ученик Иван Фадеев продаёт свой участок придворному истопнику Илье Немчинову (ок. 1754-1811), а его вдова в 1814 году продаёт домовладение надворной советнице Марии Баклановской. Её супруг Николай Иванович Баклановский скончался в 1811 году, оставив вдову с четырьмя малолетними детьми, для которых, по-видимому, в первую очередь и приобреталась загородная дача. Баклановская перестраивает дом, оказавшийся для неё тесным.
В 1829 году участком владел отставной унтер-офицер Дмитрий Кузьмин (58 лет), также имевший большую семью - жену Дарью (44 лет), четырёх дочерей и сына в возрасте от 4 лет до 21 года.
Далее в наших знаниях имеется перерыв, а в 1865 году дом принадлежал жене георгиевского кавалера полковника Никиты Даниловича Дубленко. Никита Данилович служил в лейб-гвардии Уланском полку и некоторое время занимал в Павловске должность плац-майора (помощника коменданта). Свой орден он получил не за боевые действия, а за выслугу лет. Сын полковника Константин Никитич Дубленко пошел по стопам отца, командовал 11-м уланским Чугуевским полком, под конец жизни вернулся в Павловск, где долгое время оставались мать и сестры.
В 1875 году Константин Никитич продает домовладение царскосельскому мещанину Архипу Дмитриевичу Маркевичу. В начале XX века наследство числилось за вдовой последнего Марией Егоровной. В 1911 году оно состояло из одноэтажного деревянного дома, такого же флигеля и служебных построек. Однако на фотографии времен оккупации на месте Маркевичей деревянный дом двухэтажный. Вероятно, он стал таким в последние годы перед революцией, и скорее всего, уже при новом владельце.
Как мы уже говорили, соседний, такой же небольшой участок с 1790-х годов принадлежал лавочнику Андрею Федорову. К 1807 году он перешёл в собственность сержанта Антипа Красикова, служившего в той же инвалидной кирасирной команде, что и Перфилий Чижиков.
Антип родился около 1739 года в городе Переяславле-Залесском, был забран в рекруты и в 1769 года попал в Наследников Его Императорского Высочества Кирасирский полк, а значит, был лично известен шефу этого полка хозяину Павловска великому князю Павлу Петровичу. В составе полка с 1769 по 1774 год участвовал в боевых действиях «в Полше против тамошних возмутителей». В 1779 году отставлен от службы «за цынготною болезнию и за повреждением от конских убоев груди». Обычно солдат в отставке возвращался на родину, при этом брал обязательство не попрошайничать, а если придет нужда, он должен был обратиться к властям, и его отправят на поселение, где будут содержать за каченный счет - в своего рода деревню для ветеранов.
Начинать работу на земле в сорок один год Антипу было поздно, грамоты он не разумел, но, видимо, силы еще оставались, а хорошая служебная репутация позволила ему вступить в Инвалидную кирасирскую команду, из которой и были набраны первые «полицейские» Павловского села.
В 1809 году Антип потерял супругу Евдокию Афанасьевну, а в 1812 году и сам упокоился рядом с ней на Павловском городском кладбище. В 1829 году участок принадлежал статской советнице Дибичевой. Супругой кого из Дибичей она была, к сожалению, неизвестно.
С 1846 года домовладение приобрёл вильманстрандский (лаппеэнрантский) купец Бернгард Шпигель, который в 1854 году продал его потомственному почетному гражданину Ивану Корниловичу Подобедову (1799-1860).


Иван Корнилович родился в городе Шклове Могилевской губернии в семье крепостного музыканта Корнилы Подобедова, игравшего в крепостном театре Семена Зорича и занимавшегося музыкой с воспитанниками Шкловского кадетского корпуса.
В марте 1827 года Иван Корнилович, проявивший незаурядные музыкальные способности, получил вольную и переехал в Санкт-Петербург, где уже находился его старший брат, ставший одним из лучших скрипачей в придворном оркестре. Игравший на виолончели Иван поступил музыкантом в Дирекцию императорских театров, где и оставался служить до смерти. В 1828 году женился на Екатерине Гавриловне Шуваловой, сестре известного в то время артиста и певца Матвея Шувалова. В браке родились две дочери и два сына.
Пытаясь дать достойное образование детям, Подобедов работал на износ. Казалось бы, чего еще надо - с 1831 года он официально получил назначение на должность 1-го виолончелиста-солиста, а в 1833 году утвержден в этой должности «с освобождением от избрания другого рода жизни». Но Иван Корнилович преподавал музыку в Санкт-Петербургском Театральном училище (1836-1849 гг.), Втором (1839-1858 гг.) и Павловском (1849-1860 гг.) кадетских корпусах, с 1843 года играл первым альтистом в оркестре петербургской немецкой драматической труппы, сочинял танцевальную музыку для фортепиано, был одним из директоров Санкт-Петербургского филармонического общества...
И его усилия оправдались. Старший сын Иван (1835-1907) стал уважаемым юристом, младший Николай (1836-1899) - военным врачом, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Две дочери, унаследовавшие дом в Павловске после отца и матери, Надежда (1830-1893) и Екатерина (1839-1883) - играли в Александринском театре в Петербурге (Подобедова 1-я и Подобедова 2-я, в замужестве Нильская).


Надежда Ивановна Подобедова


Екатерина Ивановна Подобедова (Нильская)

После смерти Надежды дом в Павловске на Госпитальной улице обрел нового хозяина. Им стал крестьянин Александр Васильевич Озеров. Он занимался в своем собст
венном доме кожевенным и рыбным торгом, не чурался и общественной деятельности - в 1906-1909 годах избирался старостой церкви Св. Равноапостольной Марии Магдалины при Мариинской учительской семинарии принца Петра Ольденбургского (ни церковь, ни семинария до наших дней не дожили). Скончался Александр Васильевич 19 сентября 1919 года и был похоронен на Павловском городском кладбище.
Tags: Генрих Гец, Госпитальная улица, Павловск, Подобедов, Сергей Выжевский, Ширгольц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments