Сергей Выжевский (dharma_ser) wrote,
Сергей Выжевский
dharma_ser

Categories:

Конюшенная улица. Часть 17. Школа № 7. Панкратий Романович Шевердалкин

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15
Часть 16

Продолжим рассказ о школе № 7. В прошлый раз мы процитировали краткие характеристики, которые дал своим предвоенным учителям Б. В. Януш. О некоторых из этих людей стоит рассказать подробнее. В первую очередь о директоре.
Панкратий Романович Шевердалкин родился 22 июля 1906 года в крестьянской семье в деревне Новая Рудня Новорудненской волости Рославльского уезда Смоленской губернии. По национальности - белорус. К 1917 году судьба занесла его в Архангельскую губернию, скорее всего, с семьей. Здесь он начал работать по найму. Однако в 1918 году Архангельск был оккупирован англичанами, в городе произошел антисоветский переворот, интервенция продолжалась до сентября 1919 года.


Вид на г. Архангельск. 1919

По-видимому, Панкратий бежал от этих событий, возможно, в результате расправ оккупантов он потерял родителей и в 1919 году попал в детский дом, где воспитывался два года. В 1921 году вступил в члены одной из сельскохозяйственных коммун Тюменского округа, стал членом ВЛКСМ, несколько лет избирался секретарем комсомольской ячейки. Рабочую специальность в анкете обозначил: землемер.
В 1925 году Панкратия избрали кандидатом в члены ВКП(б) и направили учиться в Тюменскую губсовпартшколу, после окончания которой он в 1926 году был принят в члены партии и направлен секретарем райкома комсомола в Суерский район.
Дальнейшие странички биографии известны нам со слов самого Панкратия Романовича. В 1981 году в майском номере «Уральского следопыта» был опубликован очерк Ольги Дьяченко «Дорога первых», основанный на беседах с Шевердалкиным.







«После избрания Панкратия Шевердалкина секретарем Суерского райкома комсомола Тюменской области его вызвало местное начальство.
- Посмотри во двор, секретарь,- уже не девятнадцатый год. Жалобы на тебя поступили.
- Уже? В чем я успел провиниться? - Панкратий стоял в дверях - блестящая портупея, револьвер в кобуре - боевой вид.
- Вчера, как закончилась комсомольская конференция, ты на лужайке с молодежью гопака отплясывал. Люди все видели. Упрощенчески ты, товарищ Шевердалкин, подходишь к работе с молодежью. Был у нас раньше секретарем Морозов, так он по чину солидно себя вел...
- И при этом не работал! На комсомольской конференции по делу ребята его ругали: бюрократ! По учетным карточкам поглядишь - в районе тридцать ячеек, а действует всего четырнадцать. Да и то многие на ладан дышат. А я ничего дурного в песнях и плясках не вижу. Лучше, думаю, пусть молодежь под мою гармонь поет, чем под кулацкую.
- Предупреждаю тебя, товарищ Шевердалкин, не те у тебя методы, хоть и получил ты подготовку в совпартшколе. Не те!
Так и не получилось разговора. А Панкратий вскоре выписал себе из Москвы гармонь знаменитой в то время фирмы Говорова - 180 рублей за нее выложил. Это при скромной секретарской зарплате в сорок целковых! Все заседания, семинары и совещания в райкоме комсомола начинались с песен...
А по вечерам - пляски... И комсомольский секретарь - лучший танцор в селе. Как пойдет вприсядку с вывертом, с присвистом - загляденье!..
Мандат, револьвер и конь - все имущество, которое по должности полагалось секретарю райкома комсомола. Верхом на коне Шевердалкин объезжал деревни. Края глухие, люди запуганные. У всех в памяти были зверства кулацко-эсеровских бандитов. К примеру, в коммуне деревни Шуравино кулацкая банда вырезала всех поголовно мужиков, от малых до стариков. А колхоз в той деревне сохранился, только был он однородным по своему составу - чисто женский. Не раз слыхал Шевердалкин, как мать трепала за чуб сына или за косу дочь и приговаривала: “Не ходи в комсомол! Головы там тебе не сносить!”.
Мандат хранился за пазухой. Шевердалкин доставал его, если надо было именем Советской власти добиться правды. Он заступался за малолеток-батрачат, которым кулаки строго-настрого запрещали учиться в школе. У секретаря райкома искала справедливости крестьянская молодежь.
А револьвер в те годы был просто необходим. В округе разбойничали бандитские группы из местных кулаков, грабили кооперативные лавки, поджигали колхозные дома, убивали сельских активистов. Револьвер нужен был Шевердалкину на случай, если произойдет нежданная встреча на лесной дороге с бандой, если разъяренный кулак из-под полы достанет обрез, если ребром встанет вопрос о жизни или смерти...».
В начале 1928 года Панкратия Шевердалкина перевели в Шатровский район Курганской области. Также на должность секретаря райкома ВЛКСМ. Урожай в то лето был щедрым. Но планы по хлебозаготовкам срывались. Кулаки и зажиточные крестьяне прятали зерно от государства, считая цены, которое оно предлагает, недостаточными. Пришлось ездить по деревням, искать сокрытое, убеждать... Ведь крестьянин-единоличник думает больше о своих интересах, он не учитывает, что международное положение - сложное (наоборот, он думает, что отсидится во время всех передряг, накопив запасы), что война уже дышит в спину, что страна вползает в международную гонку экономик, во время которой нужно создавать промышленность и что создается эта промышленная основа будущей победы и общего благополучия руками их бывших собратьев-крестьян, которые вытесняются из деревни благодаря совершенствованию технологий, и что этим самым рабочим нужен хлеб... Не учитывал крестьянин и то, что наряду с понижением цен на продукцию труда молодое государство дало всем гражданам бесплатное образование, бесплатную медицину...
В Ожогинском сельсовете батраки указали на крепкого середняка - Кузьму Петровича. Тот уверял, что его оболгали, вспоминал благодарности, которые получал от сельсовета за свое образцовое хозяйство. Председатель сельсовета Безгодов заступался за своего, но Шевердалкин не оступался.
«- Ладно, ищите! - сказал Кузьма Петрович. - Если что найдете, то - ваше счастье! - берите бесплатно. А если с пустыми руками уйдете, я найду у власти на вас управу.
Шевердалкин и Безгодов, пригласив с собой двух депутатов сельсовета, направились в новый дом, построенный для сына. Подняли половицы - подполье было полным-полно золотистого зерна пшеницы. Четыре тысячи пудов хлеба! Мобилизовали все подводы в деревне, чтобы вывезти зерно на заготовительный пункт.
Кузьма Петрович был расстроен чуть не до слез. Позор, на всю деревню позор! Просил уполномоченного только сыну не сообщать, ведь верой и правдой он служит в Красной Армии. Шевердалкин пообещал».
Такие же тайники зерна раскрыл Шевердалкин в селах Кодском и Камышевке. За пособничество кулакам арестовал председателя сельсовета Шетинина, а в селе обнаружил два амбара с пшеницей - 14 тысяч пудов хлеба было припрятано.
Как видим, Панкратий Романович старался действовать мягко, больше убеждением, а не силой револьвера или статьей закона, а ведь с начала 1928 года статья 107-я уголовного кодекса РСФСР о спекуляции могла применяться в подобных ситуациях к укрывателям зерна.
Конечно, приходилось и отпор давать. Но это в чрезвычайных случаях. В Камышевке накануне троицына дня прибежали под вечер испуганные мальчишки:
«- Уезжай отсюда, дядя секретарь! Тебя завтра убивать будут. Кулаки сговорились, что приедут на площадь, что около церкви, там в праздники гуляет молодежь. А тебя убьют!..
Шевердалкин остался. Спать в эту ночь не довелось. Готовился к завтрашнему дню, как солдат к решающему сражению.
Воскресным утром вся деревенская молодежь, как обычно, собралась на центральной площади. Песни, пляски, смех и шутки. Вместе с молодежью комсомольский секретарь пел и плясал русского всем парням на зависть. Вызывал танцоров на спор: “Давайте в круг! А ну-ка, кто лучше?”
...И вдруг раздался крик ужаса - толпа схлынула. На площадь вырвалась тройка. Раскрасневшийся мордастый парень, кулацкий сыночек,- на облучке, двое его пьяных дружков - в кузове. Коней парень направил прямо на секретаря райкома. Один из сидящих в кузове держал в руках шкворень. Ударом шкворня можно запросто разбить голову.
Рядом с Шевердалкиным вмиг очутился секретарь местной партячейки Соболев и выхватил из кармана наган. Он был заранее предупрежден и готовился к схватке. Шевердалкин прыгнул к подлетевшей тройке и, схватившись за узду, повис на ней. Кони захрапели и замерли. От резкого толчка кузов опрокинулся, парни покатились в дорожную пыль. А к пролетке бежали комсомольцы. Теперь это было делом одной минуты - кулаков тут же скрутили и отвели в амбар при сельсовете. Соболев, дозвонился до милиции: “Приезжайте за бандитами, заберите их до суда”».
Вот так! Рискуя жизнью оставил нападавших без применения револьвера.
Результатом кризиса с хлебозаготовками 1927-1928 годов стало свертывание НЭПа и создание новой системы аграрного производства, сочетавшей колхозы и совхозы и машинно-тракторные станции (МТС).
Напомним, что в 1928 году молодому комсомольскому вожаку исполнилось 22 года. А вскоре Шевердалкина направляют на учебу - в Ленинградский институт политпросветработы имени Н. К. Крупской (ныне Санкт-Петербургский государственный институт культуры). В те годы основное внимание института было сосредоточено на подготовке кадров для культурно-просветительских учреждений: школ, библиотек, клубов.


Панкратий Романович Шевердалкин. 1941

По окончании института в 1932 году Панкратия Романовича направили заведовать кабинетом партийной работы при Смольнинском райкоме ВКП(б) города Ленинграда. Кабинет оказывал учебную и методическую помощь изучающим марксистско-ленинскую теорию.
Но разве мог удовлетвориться такой «непыльной» работой Шевердалкин? Конечно, нет! В 1933 году он руководитель пропагандистской группы обкома на Свирьстрое, где завершалось строительство Нижне-Свирской ГЭС с водохранилищем и системой судоходных шлюзов.







Нижне-Свирская ГЭС имени Г. О. Графтио. Современное фото

С 1935 года Панкратий Романович трудился партийным организатором на других крупных новостройках области, а затем оказался в Слуцке директором одной из крупнейших новопостроенных школ и был избран в городской Совет депутатов трудящихся. На этих постах его настигла Великая Отечественная война.

Продолжение следует
Tags: Конюшенная улица, Музей истории города Павловска, Павловск, Панкратий Романович Шевердалкин, Сергей Выжевский, Слуцк, улица Красных Зорь, школа № 7
Subscribe

Posts from This Journal “Музей истории города Павловска” Tag

promo dharma_ser april 20, 2019 10:54 1
Buy for 10 tokens
Краткая видеоверсия выступления автора в Институте Петербурга на XXV открытых слушаниях В 2011 году Государственный музей-заповедник «Павловск», как и ряд других музеев издающий полный каталог своих коллекций, опубликовал выпуск, посвященный архитектурной графике конца XVIII -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments