Сергей Выжевский (dharma_ser) wrote,
Сергей Выжевский
dharma_ser

Categories:

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 16

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15

***

Молодые годы наших родителей совпали с появлением в быту первых детекторных радиоприёмников, в наш же период радиофикация в новых совершенных формах получила очень широкое распространение.
Первый детекторный радиоприёмник отец смастерил сам, когда я был совсем маленьким, но он долго служил нам. Слушать на нём можно было только одну или две местных станции. Поводишь бывало тонкой проволочкой по кристаллику, вмонтированному в специальную оправку, нащупаешь нужную точку и услышишь в наушниках тихую музыку или речь диктора. С появлением ламповых приёмников отец купил у кого-то такой, называвшийся ПЛ-2 (приёмник двухламповый).



Приемник ПЛ-2

Это был небольшой ящичек, на верхней панели которого стояли две большие лампы и находилось несколько присоединительных гнёзд. На боковой же его стенке размещались две круглые ручки настройки. Приём вёлся на наушники. Для работы этого приёмника требовались громоздкие батареи двух напряжений, анодная и накала. Он также требовал очень хороших антенны и заземления. Для антенны отец использовал поставленный на двухэтажной сушилке длинный шест и одну из самых высоких лип, стоявших в нашем саду. Заземлением служило ведро, вкопанное глубоко в землю у стены нашего дома, к которому был припаян провод, идущий в нашу квартиру. Длинными тёмными морозными вечерами, сидя в тёплой и уютной комнате, мои родители буквально упивались музыкой, которую передавали радиостанции нашей страны и Центральной Европы. Тогда музыка и песни были красивые, не будоражившие тишину, а мелодичные и успокаивающие: вальсы, танго, фокстроты, румбы, отрывки из оперетт и опер, неаполитанские песни, романсы и русские песни, разговоров же было сравнительно немного. Потом отец приобрёл динамик, и тогда радиоконцерты могли слушать все находящиеся в комнате. Но большие осложнения вызывали батареи, они периодически садились и требовали новой зарядки. Почему-то устройства для этого отец ни купить, ни сделать не мог, и приходилось ему их периодически возить в Ленинград на работу для подзарядки, а они были весьма тяжёлые. Наверное, в начале 30-х годов наша промышленность начала выпуск нескольких типов ламповых приёмников, работавших от сети, это ЭКЛ-34, ЭЧС и другие. Отец тогда загорелся приобрести приёмник СИ-235.



Приемник СИ-235

Заработав какой-то чертёжной работой денег, он приобрёл его. Этот аппарат по своим возможностям и качеству значительно отличался от ПЛ-2. Но вскоре отцу захотелось кроме двух диапазонов, длинноволнового и средневолнового, иметь ещё и коротковолновый. Где-то на работе он раздобыл схему так называемого конвертера - небольшой приставки, с помощью которой можно было принимать коротковолновые станции. Долго бился отец с этим прибором, и вот в один прекрасный день он заработал. Какова была радость отца, когда он услышал позывные Рима - щёлканье соловья. Несколько лет верой и правдой служил нам СИ-235, но жизнь идёт вперёд, и предприятия стали выпускать более совершенные всеволновые модели радиоприёмников: СВД-9, 6Н-1, «Пионер» и «Маршал». С трудом собрав деньги и продав СИ-235, отец наконец приобрёл 6Н-1.




По тем временам это был один из лучших наших приёмников, первые партии которых собирались из американских деталей.
Во второй половине 30-х годов радио получило широкое распространение, и вместе с ним пригороды захлестнула волна шумомании. На обычных патефонах мембраны стали заменять адаптерами, подключаемыми к приёмнику, и пластинки проигрывались со значительным усилением. На окнах многих квартир появились радиоприёмники и репродукторы, изрыгающие на улицу модные тогда «Андрюша», «Маша», «Саша», «Девушка с гор» и т. д. Мои родители как-то спокойно относились к таким концертам, звучавшим на всю улицу, но некоторых это сильно раздражало. В этот период была выпущена даже пластинка, на которой записана интермедия под названием «Вечер на даче» в исполнении артиста Хенкина. Помню, там были такие слова: «Саша с Машей кричит, капитан улыбнись». У нас почему-то не было модных тогда пластинок И. Юрьевой, К. Джапаридзе, М. Наровской, К. Шульженко, В. Козина, А. Погодина и других, но я их слышал почти каждый день, и они крепко сели в моей памяти. Теперь же я их люблю особенно трогательно, они мне напоминают далёкое невозвратное прошлое.
Запомнилась же мне и другая музыка, по-моему более гармонирующая с павловской обстановкой. Летними вечерами, когда стихал и без того небольшой шум павловских улиц, из окон некоторых домов доносились мелодичные звуки фортепьяно. Как это было красиво! Я не знал порой этой музыки, но сочетание с ней виденного - засыпающего тихого, зелёного и уютного городка, наполняли каким то восторгом и вместе с тем тихой грустью. Находилась одна такая музыкальная дача на углу Средней улицы и Под-Липками. Она вся утопала в зелени и с улицы была совсем не видна, и из неё иногда доносились эти чарующие звуки. Как мне было жаль, когда её ломали в начале 60-х годов, а потом уничтожили и сад, теперь там традиционный павловский пустырь.

***

В довоенном Слуцке была поликлиника, находилась она в доме 3 на улице Под Липками, сейчас в этом здании находится Дом пионеров.



Улица Под Липками (Просвещения), д. 3. Фото 1930-х годов

Больницы же в городе в какой-то период не было совсем. В начале 20-х годов закрыли Мариинский госпиталь и, наверное, в то же время Земскую больницу, находившуюся на Царскославянском шоссе (ул. Мичурина) напротив Аннинского парка. Но году в 1936-1937 эту больницу открыли снова, размещалась она в деревянных одноэтажных длинных зданиях, несколько напоминавших бараки. Надо сказать, что почему-то мои родители, если я заболевал, вызывали частных врачей. Когда я был маленьким, меня лечил Станислав Казимирович Стефанович. Жил он недалеко от нас на Правленской улице (Васенко) в двухэтажном деревянном доме (этот дом сохранился до сих пор под номером 8) на первом этаже, и в любое время суток по вызову приходил к больным.



Деревянный дом № 8 на улице Васенко (справа). 1959

Его очень любили в Павловске за отзывчивость и большие знания и, когда по доносу одного негодяя и завистника он был арестован, очень сожалели и как о враче, и как о человеке. Его выпустили совсем больным, и в 1932 году он скончался. С. К. Стефановича хоронил весь город, его могила сохранилась на Павловском кладбище. Она находится недалеко от входа, я всегда захожу туда, когда бываю на кладбище.





Могила С. К. Стефановича на Павловском городском кладбище

После смерти С. К. Стефановича мне вызывали других врачей, помню только фамилии Сербилатьев и Парышев.

Зубы лечить меня мама водила также к частному врачу по фамилии Гермер (имени и отчества не помню), она принимала у себя на квартире, которая находилась во втором этаже бывшего дома Коковашина (сейчас Красных Зорь, дом № 8). Вход в квартиру был со двора с Песчаного переулка. С лестницы посетители попадали в небольшую приёмную, откуда вели две двери, одна - в квартиру, другая - в кабинет с единственным окном, выходившим на Песчаный переулок. Муж Гермер был детским врачом по фамилии Трогун, но ко мне его никогда не вызывали, почему-то ему не верили.

Продолжение следует
Tags: Б. В. Януш, В. Б. Януш, Воспоминания о старом Павловске, Музей истории города Павловска, Павловск, С. К. Стефанович, Слуцк
Subscribe

Posts from This Journal “Воспоминания о старом Павловске” Tag

promo dharma_ser april 20, 2019 10:54 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Краткая видеоверсия выступления автора в Институте Петербурга на XXV открытых слушаниях В 2011 году Государственный музей-заповедник «Павловск», как и ряд других музеев издающий полный каталог своих коллекций, опубликовал выпуск, посвященный архитектурной графике конца XVIII -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments