Сергей Выжевский (dharma_ser) wrote,
Сергей Выжевский
dharma_ser

Categories:

Александрова дача. Часть II. Архитектор Дж. Кваренги

Разобравшись с датировкой и обстоятельствами постройки, перейдем к разрешению вопроса об авторстве сооружений. Самое загадочное из них - здание дачи, появившееся к 1791 году. Что мы знаем о нем?
Во-первых, имеется вид его северного фасада на акварели Сергеева и сделанной по ней гравюре монограммиста И. Г., иллюстрирующей поэму Джунковского. Здание двухэтажное, первый этаж высокий, на втором - открытая галерея. Правая часть фасада закрыта деревьями, но отчетливо виден угол выступа. На плане 1791 года также можно рассмотреть выступающую часть (ризалит), расположенную по центру здания с северной стороны; здесь же обозначены два входа - с восточного и западного фасадов. На планах 1793 года все то же самое, только выступ показан несколько уже.


Александрова дача на планах села Павловского 1793 года. Слева: увеличенные изображения главного здания дачи, где отчетливо просматривается выступ на северном фасаде, обращенном в сторону Тызвы

Чтобы определить параметры выступающей части здания, обратимся к изображениям. Следует учесть, что все они сделаны издалека и отчасти схематично, занимая незначительную долю общей площади рисунков. На акварели Сергеева, ведя отсчет слева, мы наблюдаем четыре окна, и остается место для пятого, скрытого деревьями. На гравюре И. Г. - те же четыре окна, над каждым из них расположен прямоугольный барельеф (?) и какое-то круглое украшение; также на гравюре четко виден пятый барельеф с украшением, после которого выступ заканчивается. Эти же барельефы и круглые украшения в том же самом количестве можно рассмотреть на акварели Сергеева [17]. В сумме на ризалит и левое крыло приходится пять окон. Теперь попытаемся определить, сколько же окон приходится на крыло и сколько на ризалит. На акварели и на гравюре над углом выступа справа на втором этаже наблюдается широкая стойка (?). Аналогичная стойка изображена и слева, очевидно, она находилась с другой стороны ризалита. Казалось бы, гравюра И. Г. ничего не говорит нам об этом, стена выглядит ровной, расстояния между окнами одинаковы. Следы угла обнаруживаются только в ясно прочерченной вертикальной черте, прорезающей карниз между первым и вторым этажами. Зато акварель даже в нечетком виде подсказывает разгадку: окна на ней имеют


Главное здание Александровой дачи. Северный фасад. Слева: акварель Г. С. Сергеева (из кн.: Файбисович В. Воспитание Александра. СПб., 2005); справа - гравюра И. Г. по акварели Г. С. Сергеева, фрагмент (из кн.: Джунковский С. С. Александрова, увеселительный сад Его Императорского Высочества... СПб., 1793);

равную ширину, а вот промежуток между вторым и третьим окнами слева очень узок! И эта зауженность как раз совпадает с границей левой широкой стойки. Следовательно, ризалит имел три окна. Учитывая, что на всех известных планах выступ на северном фасаде сделан точно по центру, не вызывает сомнения, что справа (с западной стороны) северного фасада вне ризалита также находилось два окна. На первый взгляд, этому противоречат и акварель, и гравюра, визуально оставляя место только для одного проема (первый этаж полностью закрывают купы деревьев). Но и здесь акварель и гравюра имеют разницу: боковой навес второго этажа на акварели не имеет западного угла и выходит за пределы постройки. Эту «ошибку» «исправил» И. Г., четко прорисовав угол крыши. Но, как мы видели из примера с левым углом ризалита, И. Г. вряд ли видел здание в натуре. Итак, северный фасад первого этажа дачи имел всего семь окон: три в ризалите и по два справа и слева.
Во-вторых, на виде с «Храмом Цереры» на гравюре И. Г. отчетливо просматривается западный фасад, и в нем три проема (центральный дверной и два оконных). Галерея второго этажа при этом выглядит застекленной (с запада и юга) [18]. На акварели Сергеева «Храм Розы без шипов» с видом западного и южного фасадов, сделанной с другого расстояния, первый этаж не виден совсем, зато второй прорисован гораздо четче: это открытая галерея


Главное здание Александровой дачи. Западный фасад. Слева: гравюра И. Г. (из кн.: Джунковский С. С. Александрова, увеселительный сад его императорского высочества... СПб., 1793); справа: акварель Г. С. Сергеева (из: Файбисович В. Александр I: “Сфинкс, не разгаданный до гроба...”» // Новый мир искусства. 2005. 2)

с занавесями, такими же, как и на северном фасаде. Хорошо видно, что с запада и юга терраса второго этажа окружена такой же балюстрадой, что и на севере.
В-третьих, следует обратить внимание на крышу. Она отчетливо делится на две части - возвышенную центральную, покрывающую только срединную часть здания, и боковые навесы с легким наклоном, которыми обложен центральный участок по всему периметру. Под навесами устроена открытая галерея с занавесями, собранными вверху.
Что же это за здание?
В статье «Александрова дача в культурном ландшафте Царского Села и Павловска» [19] Г. В. Семенова впервые предположила, что к саду Александра относится проект оранжереи, сделанный Дж. Кваренги. Проект этот был, несомненно, осуществлен, и сам архитектор сделал рисунок с натуры, озаглавленный по-французски «Вид оранжереи великого князя Александра» [20]. Рисунок этот входит в известную серию, запечатлевшую виды Царского Села и Павловска, и датируется предположительно второй половиной 1780-х гг. Проект долго не могли привязать к месту. Искали его в саду возле Александровского дворца в Царском Селе, однако на планах он не отслеживался. В статье Семеновой предполагается, что данная оранжерея находилась в Александровой даче на левом берегу верхнего пруда поблизости от моста на Новгородской дороге.
Легко увидеть, что проект Дж. Кваренги во всех ключевых деталях совпадает с параметрами постройки, нанесенной на планы Павловска 1791 и 1793 годов и изображенной на акварелях Сергеева и гравюрах И. Г.: по три проема (два оконных и центральный - дверной) на боковых фасадах, семь - на северном, причем три центральных приходятся на ризалит! Кроме того, на упомянутом рисунке Кваренги на боковом фасаде отчетливо видны... прямоугольные барельефы над окнами.
Проектные чертежи Кваренги (мною обнаружены два опубликованных, незначительно отличающиеся в деталях) дают объяснение «широким стойкам» второго этажа. На южном фасаде - это часть стены, в которой, в частности, спрятаны печные трубы (сами трубы ясно просматриваются по четырем углам центральной части крыши и у Сергеева, и у И. Г.). Данные перегородки ограничивают с запада и востока центральную часть второго этажа, находящуюся под крышей. Эти чертежи также объясняют центральную часть крыши, очень близкую на рисунках Кваренги (натурном) и Сергеева (на гравюре И. Г. она искажается в полукруглую в профиле).
Отметим, что на проекте Кваренги центральная часть крыши представляет собой не что иное как тент.


Дж. Кваренги. Проект оранжереи в саду великого князя Александра - главного здания Александровой дачи

Любопытно и то, что на проектных рисунках Кваренги центральная часть крыши увенчана шаром, а ее периметр украшен вазами. На рисунках Сергеева также наблюдаются предметы, похожие на шар (на рисунке «Храм Розы без шипов» отчетливо видно, что на дальней от художника части гребня - ваза), расположенные на границах гребня центральной части крыши, данные объекты у И. Г. трансформируются в венки (на натурном рисунке Кваренги в этих местах развеваются флаги).
И даже балюстрада у Кваренги присутствует по всему периметру второго этажа (на обоих вариантах проекта и рисунке), весьма напоминая балюстраду, изображенную на рисунках Сергеева и сохранившуюся на северном фасаде у И. Г. Присутствуют у Кваренги и тонкие стойки (между широкими) в центральной части. На проектных чертежах их четыре, зато на рисунке - три (как у Сергеева и И. Г.), но ведь рисунок-то и сделан с натуры, по уже осуществленному замыслу!
Главное, что нужно для полного совпадения - представить вокруг центральной части крыши легкую галерею с навесом, что было бы весьма логичной поправкой в нашем северном климате. И, скорее всего, навес над такой галереей тоже был тентовым.
Итак, главное здание Александровой дачи оказалось... оранжереей [21]. Очевидно, Кваренги запечатлел ее именно такой, какой она была в 1791 году, а сам рисунок можно датировать 1789-1791 годами.


Дж. Кваренги. Вид оранжереи великого князя Александра. Рисунок. 1789-1791 гг. (из кн.: Джакомо Кваренги. Архитектурная графика: Коллекция Государственного музея истории С.-Петербурга: научный каталог. СПб., 1998)

Любопытно, что в «Сказке о царевиче Хлоре» оранжерее с площадкой для обеда на свежем воздухе очень даже находится место. Это дом Лентяга-мурзы, где царевича угощали фруктами и виноградом и отговаривали искать Розу без шипов.
Обратимся теперь к остальным постройкам. Как было установлено выше, они создавались в 1792-1793 годах. «Храм Розы без шипов» и «Храм Флоры и Помоны» (павильон «Эхо») общеизвестны, сохранились их фотографии и обмеры. По ним и проводилась атрибуция ансамбля Ч. Камерону. Но, собственно говоря, почему Камерон? Эдикула (и арочные проемы) - излюбленный мотив в творчестве Кваренги. «Храму Флоры и Помоны» очень близка эдикула, использованная в его «Проекте иллюминации», устроенной в Петербурге лордом Уитвортом по случаю бракосочетания великого князя Александра в сентябре 1793 года [22]. Еще один проект Кваренги, близкий по архитектурному решению - Руина в парке Безбородко в Полюстрово. Более того, Дж. Кваренги как раз в эти годы - «главный архитектор» Александра, ведь именно по его проекту в 1792-1796 годах в Царском Селе строится Александровский дворец [23] (и уже упоминавшаяся дача великих князей по Петергофской дороге, также граничившая с дачей Салтыкова).


Верхний ряд. Слева - Дж. Кваренги. Иллюминация, устроенная в Петербурге лордом Уитвортом по случаю бракосочетания Е. И. В. великого князя Александра. Проектный рисунок. 1793 г. Справа -  «Храм Флоры и Помоны» на Александровой даче. Рисунок, 1930-е гг.
Нижний ряд. Слева - Дж. Кваренги. Руина в парке Безбородко. Рисунок. 1791 г. Справа - Ч. Камерон. Памятник родителям в Павловском парке.


Что касается «Храма Флоры и Помоны», то архитектурное решение его фасада перекликается с оформлением боковых окон южного фасада и входных проемов с запада и востока оранжереи (замковый камень, медальоны по сторонам - последние у Кваренги довольно часто встречаются). А следовательно, нет оснований предполагать, что они сделаны разными архитекторами. Ротонда, в виде которой исполнен «Храм Розы без шипов» (имеющий навершием крыши такой же шар, что и на проектных рисунках оранжереи), также весьма часта у Кваренги. Ближайший аналог в Павловске - колокольня Мариинской церкви [24]. Тогда как Камерон так и не построил ни одной открытой ротонды!
И наконец «Храм Цереры». Конечно, ближайший аналог - камероновский «Храм Аполлона» в Павловске. Но ведь Кваренги о нем превосходно знал. И даже создал по заказу Марии Федоровны проект переноса с поляны на нынешнее место, где был устроен каскад, то есть совместил его с каскадом. Проектный рисунок для Павловска датирован 1787 годом. Кстати, антаблемент «Храма Цереры» завершают вазы, аналогичные вазам на оранжерее, различимым на акварели Сергеева.
Из описания Джунковского следует, что неподалеку от «Храма Цереры» находилось еще одно крайне любопытное сооружение, не попавшее на гравюры:

Пpедмета пеpьваго не забывая,
Hельзя ль чpез пашни здесь свеpнуть с пути?
Пойти, где новый ключ кипя, игpая,
Сих хощет мест умножить кpасоты.
Он Сыном посвящен Тебе, Маpия,
Да потечет отсель в луга златыя,
Что сладость от Твоих беpут очей.
Пещеpа в близости той Hимфы зpится,
К котоpой в тайности ходил учиться
Великий Hума быть цаpем людей [25].


Речь идет о роднике, извергающемся из пещеры нимфы Эгерии, у которой учился римский царь-законодатель Нума Помпилий. Это уже, так сказать, последствия Лагарпова воспитания и увлечения Древним Римом, которого не избежал Александр. С другой стороны, как свидетельствует Джунковский, пещера посвящена матери цесаревича - Марии Федоровне.
Место, где находился «Храм Цереры», можно определить по гравюрам, исходя из ориентиров на объекты на заднем плане. Что и было проверено мной в весеннее время, когда на деревьях нет листвы и сверено по современным точным картам. Сейчас вблизи него проходит железная дорога. Здесь Тызва максимально сужается, бурлит и, конечно, родник является всего лишь переосмысленным истоком речушки. На карте 1935 года, где еще нет железной дороги, это сужение берегов уже отражено. Именно здесь находится современный железнодорожный мост, под которым просматриваются остатки старинных деревянных свай. По-видимому, здесь находились и грот, и переправа, по которой Хлор перешел на другой берег, где располагался храм вожделенной Розы. Быть может, каменные глыбы у бурлящей воды чуть ниже нынешнего моста представляют собой остатки грота. Среди неопознанных рисунков Кваренги, исполненных в той же манере, что и другие виды Царского Села и Павловска имеется, например, «Руина с каскадом; архитектурная фантазия» [26], вполне подходящая для данного ландшафта. Еще более подходящей является «Руина с каскадом и фонтаном» [27], перекликающаяся в архитектурном решении с «Храмом Флоры и Помоны» [28].


Дж. Кваренги. Руина с мостом, каскадом и гротом (из кн.: Джакомо Кваренги. Архитектурная графика. СПб., 1998)


Дж. Кваренги. Руина с мостом, каскадом и фонтаном (из кн: Гримм Г. Графическое наследие Кваренги. Л., 1962)

Остается сказать несколько слов о судьбе ансамбля. По данным камер-фурьерских журналов дача продолжала посещаться в 1794-1796 годах, правда, по-прежнему очень редко. С восшествием Павла Петровича на престол о ней вообще не упоминается. И это неудивительно. Павел, в отличие от матери, широко привлекал сыновей ко всем делам государства, и для прогулок оставалось не так много времени. По-видимому, в годы правления Павла I Александрова дача дарится Н. И. Салтыкову. При этом разбирается «Храм Цереры», напоминающий о Екатерине II. На «Топографической карте окружности Санкт-Петербурга. Фрагмент «Царское Село и София». 1817 г. [29] Новгородская дорога укорочена и до Славянской дороги уже не доходит. Исчез мост, с которого исполнены виды на двух из трех гравюр в книге Джунковского. Скорее всего, он был разобран одновременно с «Храмом Цереры» и передачей дачи Салтыкову. Двор Павла I жил в Павловске и Гатчине и не нуждался в сквозной гулевой дороге из Царского Села. А, кроме того, в Павловске появился своеобразный аналог главного здания дачи - павильон в Красной долине, который очень любила супруга Александра Павловича Елизавета Алексеевна. Его даже стали называть Елизаветиным. Одна из особенностей постройки
(на этот раз идею Кваренги позаимствовал Ч. Камерон) - смотровая площадка под тентом, где можно было перекусить во время прогулки...
Единственным планом, где сохранился маршрут царевича Хлора, оказался план окрестностей Павловска, на который нанесены Ижорский канал и водопровод из Царского Села. Он датируется   промежутком 1829-1837 годов [30]. Зная местонахождение «Храма Цереры», легко представить недостающий участок - еще одну петлю в сторону нынешнего железнодорожного моста и поворот на левый берег, где тропинка к «Храму Розы без шипов» до сих пор просматривается в лесных зарослях и кустарнике.


План окрестностей Павловска с дорожной сетью бывшей Александровой дачи. 1829-1837 гг. Фрагмент

[17] Эта акварель из собрания В. В. Царенкова (Лондон) экспонировалась на выставке 2005 г. «Александр I: “Сфинкс, не разгаданный до гроба...”» (Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург).
[18] На другой акварели Сергеева, экспонировавшейся на упомянутой выставке, первый этаж не виден совсем, его закрывает мост, зато второй этаж четко представлен как открытая галерея с балюстрадой.
[19] Семенова Г. В. Александрова дача в культурном ландшафте Царского Села и Павловска // Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга. Краеведческие записки : исследования и материалы. Вып. 9. СПб., 2004.
[20] Данный рисунок воспроизведен в вышеуказанной статье Г. В. Семеновой, а также в издании: Джакомо Кваренги. Архитектурная графика: коллекция Государственного музея истории С.-Петербурга : научный каталог. СПб., 1998. С. 125. В последнем на с. 80 находится сам проект оранжереи, другой его вариант приведен в одном из современных итальянских изданий, посвященных Кваренги.
[21] При этом весьма логично, что застекленный фасад был обращен к югу, а поляна перед ним - свободна от деревьев.
[22] Джакомо Кваренги. С. 44.
[23] Начало проектирования Дж. Кваренги дворца для Александра Павловича относится к 1791 г., только первоначально проект предназначался для Санкт-Петербурга. Строительство в Царском Селе началось в августе 1792 г., скорее всего, одновременно с возведением павильонов Александровой дачи.
[24] Очень близка ротонда, изображенная на рисунке Кваренги «Водосвятие на Неве» (1780-е), увенчанная таким же шаром, над которым возвышается крест.
[25] Цит. по: Цветослов утешной столицы. Поэтическая история Павловска от дней его основания. СПб., 1997. С. 22-23.
[26] Джакомо Кваренги. С. 138.
[27] Гримм Г. Г. Графическое наследие Кваренги. Л., 1962.
[28] В 1794 г. своеобразная «реплика» моста-Руины (Руинный каскад) появляется в Павловском парке. Автором вариации стал В. Бренна.
[29] Дворцовый город Царское Село. Исторический очерк градостроительного развития (XVIII - начало XX века) с иллюстрированным приложением. СПб., 2009. C. 46.
[30] Графская Славянка помечена на нем как дача графа Литта, что было возможно только в 1829-1839 гг.; на плане отсутствует железная дорога, построенная в 1837 г.
Tags: Александр I, Александрова дача, Джакомо Кваренги, Екатерина II, Елизавета Алексеевна, Н. И. Салтыков, Павловск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments