Сергей Выжевский (dharma_ser) wrote,
Сергей Выжевский
dharma_ser

Categories:

Александрова дача. Часть I. Обстоятельства создания

Об этой даче почти не сохранилось источников. Есть три гравюры, подписанные инициалами И. Г., с её видами в книге С. С. Джунковского «Александрова, увеселительный сад Его Императорского Высочества Благовернаго государя и Великаго Князя Александра Павловича» (издания 1793, 1794, 1810 гг.), там же приведено её стихотворное обозрение. Пара строк имеется в русском переводе книги И. Г. Георги «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях оного, с планом» (1794; перевод с издания на немецком языке 1793 г.).
Далее к этой теме обращаются П. Шторх в «Путеводителе по саду и городу Павловску» (1843 г.) и М. И. Семевский в юбилейном труде «Павловск. Очерк истории и описание. 1777-1877».
В XX веке авторами ансамбля назывались Ч. Камерон (гипотезу выдвинул И. Б. Михайловский в неопубликованной рукописи «Павловск. Историко-архитектурная монография», создававшейся в 1937-1939 гг.) и Н. А. Львов [1], временем создания предполагались 1780-е годы.
Прежде чем перейти к вопросу об архитекторе, попробуем уточнить даты и обстоятельства, связанные с постройкой. Источник, позволяющий разрешить этот вопрос, общеизвестен и доступен в книжном издании с конца XIX века. Это камер-фурьерские церемониальные журналы - ежедневная хроника придворной жизни. Так как личность заказчика проекта - Екатерина II - не вызывает сомнения, просто невероятно, чтобы императрица самолично не посетила строящийся (или только что завершенный) объект.
Первая запись, относящаяся к данному участку [2], обнаруживается 10 июля 1789 года: «В вечеру, в исходе 7-го часа Ея Императорское Величество изволила иметь выход в Экипажах, приглася с собою в фаэтон камер-фрейлину Анну Сергеевну Протасову, Настасью Николаевну Нелединскую, Князя Федора Сергеевича Барятинского, Евграфа Александровича Черткова, Александра Юрьевича Нелединского, Платона Александровича Зубова, и прогуливаться, проезжая мимо города Софии по новой Новгородской дороге к даче Их Высочеств Великих Князей, а оттуда возвратилась мимо Павловского к Царскому селу».
Отсюда следуют любопытные выводы. Во-первых, становится ясно, что изначально дача предназначалась для обоих внуков, Александра и Константина [3]. Отмечена ее привязка к так и не достроенной, а ныне вовсе исчезнувшей Новгородской дороге [4], начинавшейся у предшественника Царского Села - города Софийска. Во-вторых, обратим внимание, что прогулка совершается без формальных хозяев-внуков. Как свидетельствуют камер-фурьерские журналы тех лет, Александр и Константин, так же как и их сестры, жили в своих покоях в Царскосельском дворце. Журналы скрупулезно фиксируют встречи внуков и внучек с бабушкой-императрицей и родителями, их отъезды в Павловск и Гатчину, а также время их возвращения. При этом в 1789 году ни разу не зафиксирован факт их отъезда на собственную дачу. Не происходит этого и в 1790 году, когда даже Екатерина Алексеевна не ездит в ту сторону (за лето императрица всего один раз проехалась до Софии, остальные прогулки были в сторону Пулкова, по Гатчинской дороге и очень редко - по Павловской).
Не стоит забывать, что с 1788 года Россия вела войну со Швецией, достигшую пика ожесточения летом 1790 года. Еще ранее началась война с Турцией. Эти конфликты требовали отвлечения значительных ресурсов государства, так что многие строительные проекты были заморожены.
Видимо, только к лету 1791 года, когда появилась надежда на замирение с внешними противниками, Екатерина возвращается к новой затее. 16 июня 1791 года в Камер-фурьерском журнале появляется запись: «После полудня, в 7-м часу ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО изволила иметь выход в Экипажах, с составляющими ВЫСОЧАЙШУЮ СВИТУ фрейлинами и кавалерами, прогуливаться мимо села Павловского и Александровой дачи, откуда возвратилась на двор к большому подъезду и шествовала садом во внутренние Свои апартаменты в 9-м часу вечера».
Как видим, императрица снова едет одна. Это похоже на инспекцию: готово ли? Следующая поездка, уже с Александром и Константином, состоялась 7 июля. Правда, дача в тексте не названа, но можно предположить, что этот день и стал для великих князей днем знакомства со своим новым уделом. И уже через несколько дней посещение происходит наверняка. 10 июля Александр и Константин, как обычно, проводят в Екатерининском дворце, где их фиксирует Камер-фурьерский журнал, 11 июля (в пятницу) они ни разу не упомянуты. А вот в субботу, 12 июля, находим такую запись: «Потом, в 7-мь часов вечера, ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО с составляющими свиту обоего пола персонами изволила выход иметь в сад, где во время ВЫСОЧАЙШАГО присутствия встретиться изволили с ЕЯ ИМПЕРАТОРСКИМ ВЕЛИЧЕСТВОМ Их Императорские Высочества Государи Великие Князья, прибывши после обеденного стола с своей дачи близ Царского Села имеющейся; а посем ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО, обще с Их Императорскими Высочествами, изволила возвратиться из сада и прибыть на колоннаду, где присутствовав за половину 10-го часа вечера, при продолжении разговоров, благоволила отбыть во внутренние свои покои, а Их императорские Высочества возвратились в Свои покои».
Из текста неясно, переночевали ли хозяева на даче хотя бы одну ночь или просто ездили погулять. Скорее последнее. Так или иначе, в 1791 году эта поездка осталась единственной. Камер-фурьерский журнал отмечает еще два выезда великих князей (помимо посещения родителей в Павловске и Гатчине): охоту в царскосельском Зверинце и травлю зайцев на Пулковских высотах.
Скромный план Александровой дачи (дома и владения его императорского высочества великого князя Александра) впервые появляется на карте Павловска 1791 года. На плане обозначена сравнительно небольшая территория на правом берегу Тызвы, пересеченная тремя мостами [5], между которыми на реке два водяных зеркала [6]. На левом берегу напротив раскинулась дача Н. И. Салтыкова [7], в 1773-1783 гофмаршала Двора
Павла Петровича, а с 1784 года воспитателя его сыновей Александра и Константина. Аналогичное соседство дач наблюдается на Петергофской дороге [8]. Небольшой парк разбит по обоим берегам Тызвы и, возможно, объединял дачи в единый ансамбль. Помеченный на плане дом Александра северным фасадом сориентирован вдоль реки, тогда как южным обращен к скрещению двух дорог - Новгородской и Славянской [9]. На островах ниже моста на Славянской дороге показаны две круглых беседки.


План Павловска. 1791 года. Слева (под № 1) - Александрова дача. Справа (под № 2) - дача Салтыкова. Левый верхний угол наискосок отрезает Новгородская дорога, поперек по горизонтали извилисто проходит Славянская дорога

В 1792 году Александрова дача, или Дача великих князей, практически не используется. В Камер-фурьерских журналах нет ни слова о проживании на ней хозяев, а посещений отмечено всего два: 25 мая и 27 июля, оба во время вечерних прогулок императрицы (начало которых в стандартные 7 часов пополудни) совместно с великими князьями. 14 июля 1792 года Екатерина дарит Константину дом в Софии, приобретенный у Якова Ланского, брата своего рано умершего фаворита. В этом же году в Царском Селе начинается строительство Александровского дворца [10[.
И только на следующий, 1793 год выпадает своеобразная «презентация» дачи: в Санкт-Петербурге выходит в свет ее стихотворное описание, составленное С. С. Джунковским, воспитателем сына устроителя дачи (в первую очередь парка) А. А. Самборского [11], под названием «Александрова, увеселительный сад Его Императорского Высочества Благовернаго государя и Великаго Князя Александра Павловича».
Через год издание было повторено. Кроме того, поэма была переведена на французский язык Ш. Масоном («Alexandrowo ou les jardins de S. A. J. Grand Duc Pauloide», издана в С.-Петербурге в 1794 году), преподававшим математику великому князю Александру. Русские издания сопровождались гравюрами монограммиста И. Г., сделанными по акварелям Г. С. Сергеева [12].
В предисловии к книге, обращенном к императрице Екатерине II, Джунковский так излагает обстоятельства создания дачи: «Благоверный и великий князь Александр Павлович, яко начальник Российского юношества и предшественник великих плодов Твоего матернего о всеобщем воспитании попечения, восчувствовав особливо высокость и справедливость мыслей в одной из начертанных Тобою притчей называемой Царевича Хлора, восхотел представить оную в расположении своего увеселительного сада. В самой природе он соорудил себе всегдашний памятник принятого от Тебя воспитания и пример юношам, любящим видеть приятность, соединенную с наставлением». Этот текст подтверждает, что парк был создан совсем недавно, когда Александр стал уже юношей, и увязывает его постройки со «Сказкой о царевиче Хлоре», написанной Екатериной в 1781 году специально для воспитания внуков.
Суть сказки в том, что талантливый, любознательный, но не всегда послушный мальчик в отсутствие родителей, уехавших по государственным делам [13], был похищен ханом «киргиз-кайсацким» и отправлен последним на поиски Розы без шипов, которая не колется (иными словами: истинной добродетели). Фелица, дочь хана-похитителя, сочувствовала мальчику и, не имея возможности отправиться в путь сама, послала ему на помощь своего сына Рассудка.
Практически одновременно с поэмой Джунковского обнаруживается упоминание об Александровой даче в книге И. Г. Георги «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях оного, с планом». «На последней разводится ныне Аглинский сад», - сообщает автор; датировать это высказывание не очень сложно: в соседних абзацах мелькает 1793 год [14], а русское издание книги Георги, в котором впервые появились дополнения о Павловском селе и его окрестностях, вышло в 1794-м.
По-видимому, в 1793 году был создан план землемера Прилуцкого [15], показывающий прирезку земли к Александровой даче и даче Салтыкова. На упоминавшемся плане 1791 года дача Салтыкова была изображена в первоначальных границах, а по данным синхронных межевых планов Павловска в 1793 году к селу был прирезан смежный с дачей Салтыкова участок, что и нашло отражение на плане Прилуцкого. Скорее всего, прирезки к территории Павловской дачи, равно как и к дачам Салтыкова и Александра Павловича, были сделаны одновременно. Логично увязать разведение на даче «аглинского» сада, упоминаемое Георги, с данными земельными прибавками. Обратим также внимание, что на плане Прилуцкого отсутствуют «Храм Розы без шипов», павильон «Эхо», равно как и сеть дорожек. Но круглый остров на нижней запруде уже один.


План дачи великого князя Александра Павловича. Землемер В. Прилуцкой. 1789-1793 (из кн.: Семенова Г. В. Царское Село знакомое и незнакомое. М.; СПб., 2009; латинские буквы и аннотация участков воспроизводятся по оригиналу плана: РГИА. Ф. 485. Оп. 3. Д. 596. Л. 2) А - первоначальная территория Александровой дачи; F - первоначальная дача графа Салтыкова; В, С, D, Е - территории, присоединяемые к Александровой даче от выгона города Софии, деревень Попова и Пязелева; G - территория, присоединяемая к даче Салтыкова от деревни Кошеловой

Так с чем же была связана перепланировка, а затем и «презентация» дачи? Ответ дают опять-таки камер-фурьерские журналы. 1793 год, действительно, становится рекордным по числу ее посещений.
В конце 1792 года в Россию приехали две баденских принцессы. Одна из них приняла православие под именем Елизавета Алексеевна и стала невестой Александра Павловича. Летом 1793 года она переезжает вместе с Русским двором в Царское Село. Первое ее свидание с Александровой дачей состоялось 4 июня: «В субботу, во 2-м часу, Ея Высочество Великая Княжна Елисавета Алексеевна изволила иметь выход с составляющими свиту дамами и кавалерами в каретах на дачу к Его Высочеству Великому Князю Александру Павловичу в Александрову к обеденному столу, где изволили за обеденным столом кушать. После стола изволили быть в Павловском у Его Высочества Великого Князя Павла Петровича и Великой Княгини Марии Фёдоровны, в саду прогуливаться несколько времени и благоволили отсутствовать на дачу же в Александрову, где изволили несколько времени прогуливаться в саду и отсутствовали в село Царское в пребывающие Свои покои...».
В этой поездке Александра сопровождал брат Константин. 18 июня в субботу все происходило как прежде. Был обед, но не было повторной прогулки. Зато присутствовала сестра Елизаветы Алексеевны принцесса Баденская Фридерика. Третье посещение состоялось 30 июля, в субботу, незадолго до отъезда на родину Фридерики, которой, вероятно, понравилось развлечение: «Сегодня, Их Императорские Высочества Государь Великий Князь Александр Павлович и обрученная Его Невеста Государыня Великая Княжна Елизавета Алексеевна, Государь Великий Князь Константин Павлович и Ея Светлость Принцесса Баденская со свитою дежурных Своих фрейлин и кавалеров изволили иметь обеденное кушанье в Александровой даче...».
 11 августа мимо Александровы проехала Екатерина, 13-го с дачей попрощались на этот год Александр и Елизавета, переехавшие в тот же день в Петербург, где вовсю шла подготовка к свадьбе.
Своеобразную презентацию дачи летом 1793 года подтверждает еще один источник. В РНБ хранится экземпляр подносной поэмы, в заголовке которой значится: «ПРИОБРЕТЕННОЙ РАЙ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ ГОСУДАРЮ ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ ПАВЛУ ПЕТРОВИЧУ. Торжество на 29 Июня 1793 года в прекрасном Селе Павловском. С подобающим высокопочитанием приносит верноподданный Иван Розов». Стихи еще более безыскусны, чем у Джунковского, но в их конце неожиданно обнаруживаем:

Единой Холм дух услаждает!
Где вновь созижденной зрим Храм,
Вызбытке Флора истощает;
Сосвитою, и ПАВЕЛ там.
Наследник мудраго закона,
Присудствуют, Цари, Помона,
Там АЛЕКСАНДР и КОНСТАНТИН!
Краса! Герою, Героине,
То племя в честь ЕКАТЕРИНЕ;
Их божество, как дщерь, так сын [16].


В стихах упоминается «вновь созижденной» храм на холме - несомненно, «Храм Розы без шипов», которая прямо называется двумя строфами ниже, в данной же строфе «присудствуют» Флора и Помона, им был посвящен храм неподалеку. Цари - несомненно, имеются в виду бюсты римских императоров на Елисейских полях, описанные у Джунковского, Александр и Константин - владельцы дачи.
Все это позволяет утверждать:
- сад Александра начал создаваться в конце 1788 - первой половине 1789 года как дача великих князей, главное здание было построено к лету 1791 года, и, видимо, в том же году дача получает название Александровой;
- к лету 1793 года ее территория значительно расширяется, разбивается парк в английском стиле, где возникают павильоны, сориентированные на «Сказку о царевиче Хлоре» и отраженные на акварелях Г. С. Сергеева и гравюрах И. Г. Перестройка производилась к приезду невесты Александра Павловича, будущей императрицы Елизаветы Алексеевны;
- использовалась дача немного, на ней никто не жил и тем более не учился, как утверждал П. Шторх, просто приезжали пообедать и прогуляться по саду (в современном понимании дача - место для пикников).

[1] Предполагаемое авторство Н. А. Львова основывалось в первую очередь на рисунке архитектора, запечатлевшем Памятник родителям в Павловске, аналогом которого считается «Храм Флоры и Помоны» на Александровой даче. Этот рисунок без должных оснований предполагалось считать проектным, что было убедительно опровергнуто Е. Королевым (Королев Е. В. «Памятник Родителям» в Павловском парке : история создания и авторы / Павловские чтения : сборник мат. науч. конф. 1996-1997 гг.).
[2] Были просмотрены Камер-фурьерские журналы за 1771-1798 гг.
[3] Это подтверждает и П. Шторх в своем «Путеводителе».
[4] Сохранившимися фрагментами этой дороги являются Кадетский бульвар г. Пушкина, улица Ломоносова, Садовая улица Гуммолосаров, небольшой безымянный участок на территории Павловска.
[5] Западный мост (он должен быть наверху), через который проходила Новгородская дорога, на план не попал, но он, несомненно, существовал, как и участок Тызвы за ним вверх по течению уже относился к даче. Это следует из межевого плана землемера Прилуцкого.
[6] На плане отображено два, но правомерно допустить третье сверху от моста на Новгородской дороге. Наличие этих зеркал предполагает плотины, по крайней мере, в районе нижнего (восточного) моста.
[7] Участок пожалован Н. И. Салтыкову 7 января 1786 года (Яковкин И. Я. Царскосельский летописец // Отечественные записки. СПб., 1827. Ч. XXX. С. 432).
[8] См.: Горбатенко С. Б. Петергофская дорога. Историко-архитектурный путеводитель. СПб., 2002. С. 41-45.
[9] Дорога в Графскую Славянку (ныне - поселок Динамо, входящий в состав Павловска).
[10] Дворец проектировался Дж. Кваренги начиная с 1791 г.
[11] А. А. Самборский - духовник и законоучитель великих князей, первый настоятель собора Cв. Софии. Одно из его увлечений - сельское хозяйство, в основанной им впоследствии в Царском Селе Школе практического земледелия преподавалось, в частности, устроение садов (парков).
[12] В последние годы неоднократно выставлялись и воспроизводились в различных изданиях три акварели Г. С. Сергеева из собрания В. В. Царенкова, одна из которых, как выяснилось, послужила прототипом для монограммиста И. Г. Логично предположить, что две остающиеся гравюры в книге Джунковского сделаны по необнаруженным пока акварелям. Таким образом, Г. С. Сергеев запечатлел по крайней мере пять видов Александровой дачи.
[13] Павел Петрович и Мария Федоровна в это время путешествовали по Европе.
[14] Первое немецкое издание книги Георги вышло в 1791 г., а, следовательно, разведение сада в любом случае не могло производиться раньше 1790 г.
[15] РГИА. Ф. 485. Оп. 3. Д. 596. Л. 2.
[16] [Майков А. И.] Приобретенный рай. Его Императорскому Высочеству государю Великому князю Павлу Петровичу... СПб., 1793. С. 8. Иван Розов - псевдоним И. А. Майкова.
Tags: Александр I, Александрова дача, Джакомо Кваренги, Екатерина II, Елизавета Алексеевна, Павловск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments