Сергей Выжевский (dharma_ser) wrote,
Сергей Выжевский
dharma_ser

Category:

Новые сведения о семье А. Б. Васенко


Софья Эмильевна Васенко. 1920-е годы. Фрагмент группового фото семей Васенко и Маториных. Ленинград. Фото из семейного архива потомков Маториных

В Российском государственном историческом архиве существует фонд № 1102. Он представляет собой коллекцию документов разных лиц, изъятых после 1917 года из сейфов частных банков и кредитных обществ, находившихся в Петрограде. Причины, по которым эти документы оказались не востребованы их владельцами, сейчас установить едва ли возможно. Кто-то погиб от голода или пули, кто-то оказался в эмиграции, кто-то, наверное, просто побоялся лишний раз «светиться» перед новой властью, в нашем же случае интересно то, что владелец был, несомненно, жив, и трудно предположить, чего он мог опасаться.
Правда, заголовок дела № 731, оп. 1, ф. 1102, которое мы и будем преимущественно рассматривать, своему названию соответствует не полностью: «Личные документы Б. П. Васенко и имущественные документы его на недвижимую собственность в Царском Селе Петербургской губернии». Богдан Петрович Васенко (1863-1903), отец знаменитого инженера и воздухоплавателя Андрея Богдановича Васенко, умер задолго до 1917 года. На самом же деле в банковском сейфе хранились документы матери выдающегося учёного, приоткрывающие завесу над её незаурядной личностью.
Первый лист дела -

«Свидетельство

Города Санктпетербурга Каменноостровския Придворныя Предтеченския церкви в метрических книгах первой части о родившихся под № 18 значится «С.-Петербургского воспитательного дома у лекаря Емиля Яковлева Термен, реформатского исповедания и законной его жены Софии Христофоровны, православного вероисповедания, обоих первобрачных, сего тысяча восемьсот шестьдесят пятого года июня четырнадцатого числа родилась дочь София, которая и крещена того ж года июля двадцать пятого числа.
При крещении восприемниками были: Санкт-Петербургского Воспитательного дома лекарь Карл Андреевич Раухфус и дочь Санкт-Петербургского умершего купца Христофора Гейде, девица Елизавета Христофоровна Гейде. В чем и свидетельствую

Протоиерей Садоф Ставровский

№ 81-й
Июля 27 дня
1865 года
Псаломщик Михаил Вишневский»[1].

Отметим, что Эмилий Термен был не просто сослуживцем, но и добрым знакомым знаменитого доктора Карла Раухфуса, также не вызывает сомнения, что Эмилия Христофоровна была дочерью ресторатора и содержателя гостиницы для иностранцев Христофора Гейде.
Второй лист дела - аттестат об образовании:

«Воспитанница Санкт-Петербургского училища Ордена Св. Екатерины дочь статского советника девица София Эмилиевна Термен, во время пребывания в сем заведении при отличной нравственности оказала успехи в

Законе Божием - отличные
Русской словесности - отличные
Французской словесности - отличные
Немецкой словесности - отличные
Педагогике - отличные
Математике - весьма хорошие
Естествознании - отличные
Географии - отличные
Истории - отличные

Сверх того она обучалась рисованию, танцованию, рукоделиям, музыке, пению и домашнему хозяйству. Всемилостивейшее награждена шифром большого размера с приложением печати училища Июня 2 дня 1881 года»[2].

На обороте этого аттестата сделана выписка о браке:

«Означенная в сем аттестате девица София Эмилиевна Термен двадцать восьмого октября сего тысяча восемьсот девяносто второго года в Церкви Св. Благоверного и Великого Князя Александра Невского, что при Институте Инженеров Путей Сообщения Императора Александра I-го, повенчана первым браком с состоящим по Министерству Путей Сообщения штатным инженером IX класса, помощником делопроизводителя Технического отдела управления казенных железных дорог, коллежским секретарем, инженером путей сообщения Богданом Петровичем Васенко православного вероисповедания, холостым, родившимся 3 октября 1863 года. В чем подписом с приложением церковной печати и свидетельствуется. С. Петербург. 28-го октября 1892 года.

Церкви Института инженеров Путей сообщения священник Павел Городцев. Диакон Платон Флёров»[3].

Четвёртый лист поведал нам о печальной судьбе одной из дочерей семейной четы. Вера Васенко родилась 2 апреля 1895 года и окрещена 3 мая в той же церкви Св. Благоверного и Великого Князя Александра Невского, что при Институте инженеров путей сообщения[4]. Однако ребёнок прожил недолго: 15 апреля 1898 года трехлетняя Вера умерла от катара кишек и была погребена на кладбище Воскресенского Новодевичьего Монастыря[5]. Записи о ее рождении и смерти сделаны уже знакомым нам священником Павлом Городцевым.
Видимо, это печальное событие послужило причиной того, что семья переехала на летний сезон в Царское Село, где  3 мая 1898 года родился первый сын Пётр. Запись об этом сохранилась в метрической книге Царскосельского Екатерининского собора[6]. На этот раз семья Васенко провела в Царском Селе только летний сезон, после чего вернулась в Петербург, где в 1899 году в ночь с 27 на 28 декабря родился второй сын - Андрей[7].
Ещё раньше родились две старшие дочери - Татьяна и София[8]. В этом составе - мать, отец и четверо детей - в мае 1900 года семья опять переехала на летнюю дачу в Царское Село.
С 1901 года семья Васенко живёт в Царском Селе постоянно: в марте этого года здесь было написано завещание Богдана Петровича, оставлявшего своей жене все своё движимое и недвижимое имущество[9], а в ноябре София Эмильевна устраивается здесь на работу в частное учебное заведение 1-го разряда М. А. Никитиной преподавательницей французского языка[10].
В 1902 году в адресном справочнике «Весь Петербург» адресом Богдана Петровича Васенко указан собственный дом в Царском Селе на Оранжерейной улице[11], однако с этим указанием не всё так просто. В 1899 году большой участок «на городском выгоне, за бульваром, по дороге, ведущей на городскую скотобойню» площадью 2399 квадратных саженей принадлежал вдове личного почетного гражданина Софии Христофоровне Андреевой, которая разделила его на 2 участка: один из них в 666 квадратных саженей получил литеру А, второй, в 1733 квадратных сажени, стал значиться под литерой Б[12].
В 1902 году участок под литерой А значится как совместное владение Софии Эмильевны Васенко, Марии Эмильевны Нестерук (Нестурх) и Сергея Эмильевича Термена[13]. Логично предположить, что их мать София Христофоровна Термен (урождённая Гейде) и София Христофоровна Андреева - это одно лицо, а значит, домовладение в Царском Селе принадлежало всё-таки не Богдану Петровичу... В таком случае становится понятно, почему после смерти дочери Веры и перед рождением сына Петра Софья Эмильевна с мужем и двумя дочерями находит приют в Царском Селе в доме своей матери.
В Царском Селе Софья Эмильевна Васенко остаётся надолго. В 1903 году умирает ее муж Богдан Петрович, при этом, несмотря на православное исповедание, по данным «Петербургского некрополя» он был похоронен на Смоленском евангелическом кладбище[14]. Видимо, София Эмильевна похоронила супруга рядом со своим отцом Эмилем Фёдоровичем Терменом (1837-1896)[15].
Оставшись с четырьмя малолетними детьми, вдова вынуждена была опираться на помощь своих ближайших родственников. Документы из дела № 731 свидетельствуют, что хлопотами по оформлению наследства и получению остатков недополученной пенсии мужа занимается по доверенности её брат известный юрист Сергей Эмильевич Термен[16].
Сама же Софья Эмильевна Васенко продолжала работать в заведении М. Никитиной, с 1904 года преобразованном в Царскосельскую женскую гимназию Министерства народного просвещения.
В 1906 году она делает попытку найти себе более высокооплачиваемую работу, обратившись в ведомство Учреждений Императрицы Марии с просьбой о должности главной надзирательницы одной из гимназий ведомства или начальницы института, однако ей было отказано из-за отсутствия вакансий[17]. В результате Софья Эмильевна преподавала в Царскосельской женской гимназии по крайней мере до 1917 года, кроме того, она дополнительно преподавала в гимназии М. Н. Стоюниной[18].
Потеря супруга была не единственной утратой. 28 июня 1909 года умирает отец мужа священник Пётр Васенко, служивший в Грушовском уезде Холмской губернии, оставшееся после него наследство заключалось «по большей части в земледельческом хозяйстве, требующем бдительного надзора и старательного занятия по оному». Единственными наследниками Петра Васенко становились уже знакомые нам четыре несовершеннолетних внука - Татьяна, София, Петр и Андрей. Казалось бы, какое дело Софье Эмильевне до этих клочков земли, находящихся на окраине Империи? Не проще ли найти способ их продать и залатать дыры в семейном бюджете? Однако собравшийся на совещание семейный совет «единогласно постановил: главным опекуном избрать мать мал.<олетних> Софию Васенко как наиболее способную к ведению хозяйства». В помощь к ней был определён опекун блюститель Александр Белецкий[19].
И следом - новый удар судьбы. В этом же 1909 году умирает от скарлатины названный в честь деда одиннадцатилетний Пётр Богданович Васенко. Его хоронят в Царском Селе на Казанском кладбище (могила сохранилась)[20].
Но и оставшихся троих детей поднять на ноги было не просто. Старшая дочь пошла по стопам матери и окончила Санкт-Петербургское училище Св. Екатерины. Об этом нам сообщает

«Свидетельство...

Дано сие девице Татьяне Богдановне Васенко в том, что она, как из представленных ею документов видно, подданная Российской империи, дочь коллежского советника, родилась 13 ноября 1893 го.<да> и крещена в веру христианскую православного исповедания; образование получила в Санкт-Петербургском училище Ордена Св. Екатерины; от сего учебного заведения имеет аттестат от 28 мая 1910 г. за № 568. Обучаясь в этом училище, при отличном поведении, оказала следующие успехи: в Законе Божием отличные, русском языке и словесности отличные, французском языке отличные, немецком языке весьма хорошие, математике отличные, истории отличные, географии отличные, естествоведении отличные, физике и космографии отличные, педагогике отличные. Сверх того она обучалась: рисованию, английскому языку, музыке, рукоделию, танцам и домашнему хозяйству. При выпуске всемилостивейшее награждена шифром.
Вследствие поданного ею, Татьяною Васенко, прошения о желании вступить в домашние наставницы и по разсмотрении представленных ею удостоверительных свидетельств, которые найдены удовлетворительными, дозволено ей принять на себя сие звание с правом преподавать из вышеупомянутых предметов только те, в которых она оказала успехи не менее хороших, со всеми выгодами и преимуществами, присвоенными означенному званию, поколику оныя к ней относиться могут. В удостоверение чего дано ей свидетельство за надлежащим подписанием и с приложением печати Канцелярии Попечителя СПб учебного округа сентября 1 дня 1910 г.

Управляющий Санкт-Петербургским учебным округом А. Остроумов»[21].

О судьбе её младшей сестры Софии, к сожалению, ничего не известно. Оставшийся брат Андрей Богданович Васенко в 1918 году окончил Николаевскую мужскую гимназию в Царском Селе, а затем пошёл по стопам отца - в институт инженеров путей сообщения. Правда, к отчаянию матери, он выбрал «воздушные пути», а не менее опасные железнодорожные...
Образование детей требовало средств, и в 1912 году София Эмильевна закладывает в Санкт-Петербургском губернском кредитном обществе свое недвижимое имущество, «находящееся в гор. Царском селе по Оранжерейной улице за № 59», получив за это столь необходимую ссуду в размере 4400 рублей[22].
Видимо, в эти годы ей было настолько трудно, что она оставляет в сейфе банка

«Духовное завещание
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Я нижеподписавшаяся, вдова коллежского советника инженера путей сообщений София Эмильевна Васенко, находясь в полном сознании и твердой памяти, на случай моей смерти делаю следующие распоряжения:
1) Принадлежащее мне недвижимое имущество, находящееся в городе Царском Селе, по Оранжерейной ул. № 59а, состоящее в настоящее время из участка земли в 666 кв. саженей с двухэтажным деревянным домом и службами, буде оно увеличено или уменьшено при моей жизни, завещаю всецело детям моим от первого брака: дочерям Татиане Богдановне Васенко, Софии Богдановне Васенко и сыну Андрею Богдановичу Васенко, в равных долях. Желаю, чтобы имущество это оставалось неразделенным и непроданным в течение 2-х лет со дня моей смерти; по истечении сего срока наследники мои поступят с ним по личному их усмотрению и общему согласию.
2) Страховую премию полиса общества «Урбен» за № 79735/7978, сроком 17 марта 1922 года на страхование жизни мужа моего Богдана Петровича Васенко, оставляю дочери моей
Татиане Богдановне, о чем и сделана мною собственноручная надпись на полисе, надлежаще засвидетельствованная, хранящемся в Страховом обществе Урбен
3) Дочери моей Софии Богдановне Васенко принадлежит полис общества Урбен на три тысячи рублей за № 90.695/2007, сроком 23 марта 1919 года, хранящийся в ящике коммерческого банка Юнкер и Ко под № 3783.
4) Движимое имущество мое: квартирную обстановку, золотые и серебряные вещи, книги, картины, одежду, белье и пр. оставляю всем троим детям моим: Татьяне, Софии и Андрею, за исключением: большого дубового книжного шкафа, мужского письменного стола с креслом и большого акварельного портрета, принадлежащих сыну моему Андрею, ему же Андрею завещаю все мои бумаги, рукописи и письма, рояль завещаю Татьяне, а зеркальный шкаф - Софии.
5) денежные капиталы, если таковые окажутся после моей смерти, завещаю распределить следующим образом:
а) 2500 руб. сыну Андрею, как не получившему страховой премии;
б) сто рублей прислуге моей крестьянке Петербургской губернии Лужского уезда Запальской волости Александре Ивановне Малышевой.
в) 50 руб. крестнику моему Петру Константиновичу Малышеву.
г) 25 р. мещанке Анне Андреевне Савельевой
д) 25 р. раздать бедным Царского Села по выбору наследников.
Остальные денежные капиталы разделить поровну моим детям Татиане, Софии и Андрею Васенко.
Похоронить прошу меня в г. Царском Селе на Казанском кладбище рядом с могилой сына моего Петра Васенко.
Благословляю детей моих, благодарю их за любовь и заботы, прощаюсь со всеми

Вдова коллежского советника
инженера путей сообщения
София Эмильевна Васенко
9-го января 1914 г.»[23].

Этот документ - последний в папке, которая лежала в банковском сейфе.
Как мы теперь знаем, это завещание, хранившееся вместе с другими семейными документами, не было востребовано Софьей Эмильевной после 1914 года. Возможно, потому, что вместе со старым миром сгорели и старые деньги, и страховые полиса... Но один из пунктов завещания всё-таки оказался исполнен: в 1941 году София Эмильевна Васенко была похоронена рядом с сыном Петей на Казанском кладбище города Пушкина[24]. В завещании упоминается также «мужской письменный стол», принадлежащий сыну Андрею. Нам представляется, что этот стол сохранился и находится ныне в основной экспозиции в Музее истории города Павловска (фасад здания, в котором хранится этот предмет, выходит на улицу, носящую имя Васенко).


Стол, за которым работал А. Б. Васенко в Аэрологическом институте в Слуцке (Павловске). Музей истории города Павловска

P. S. Новые сведения о семье и биографии матери позволяют сделать предположение о вкладе наследственности с её стороны в развитие инженерных талантов, формирование личности изобретателя и смелого исследователя-первопроходца Андрея Богдановича Васенко. Двоюродный брат по линии матери Лев Сергеевич Термен (1896-1993) окончил Петербургскую консерваторию по классу виолончели (1916), параллельно обучался на физико-математическом факультете Петроградского университета. Со второго курса университета был призван в армию. Революция застала его младшим офицером запасного электротехнического батальона, обслуживавшего Царскосельскую радиостанцию. В 1919 году знаменитый физик А. Ф. Иоффе пригласил своего ученика по университету Льва Термена заведовать лабораторией в Физико-техническом институте в Петрограде. Здесь в 1920 году Лев Термен изобрёл электромузыкальный инструмент «Терменвокс», сделавший его впоследствии всемирно знаменитым.


Двоюродный брат А. Б. Васенко Лев Сергеевич Термен играет на терменвоксе. 1927. Фото: Bettmann, Corbis

В марте 1922 года Термен демонстрировал в Кремле в присутствии В. И. Ленина разработанные им систему охранной сигнализации и терменвокс, на котором Владимир Ильич попытался исполнить «Жаворонка» М. И. Глинки.
В конце 1920-х годов Термен переезжает в США, где занимается бизнесом и разведкой. В 1938 году изобретателя отзывают в Москву, затем он попадает в лагерь по сфабрикованному обвинению. С 1940 года Лев Термен отбывает срок в туполевском конструкторском бюро (так называемой «туполевской шараге»), работает вместе с С. П. Королевым (создают беспилотные летательные аппараты, управляемые по радио - прообраз современных крылатых ракет). Другая секретная разработка Термена -  подслушивающая система «Буран», считывающая с помощью отражённого инфракрасного луча вибрации стекла в окнах прослушиваемого помещения (отмечено Сталинской премией в 1947 году).
После освобождения Лев Термен продолжал заниматься работой в области электромузыкальных инструментов и не только, не бросал любимое дело до глубокой старости, а в марте 1991 года успел вступить в распадающуюся КПСС: «Я обещал Ленину».
Не забудем при этом, что изначально отец Льва Сергеевича Сергей Эмильевич Термен в 1902 году был совладельцем участка на Оранжерейной. Второй совладелицей этого участка вместе с Софьей Эмильевной Васенко была ее сестра Мария Эмильевна (в замужестве Нестурх) (1863-1942, умерла в блокадном Ленинграде)[25].
В семье Марии Эмильевны мы тоже наблюдаем расцвет талантов. Её супругом стал Фёдор Павлович Нестурх (1857-1936), художник, городской архитектор г. Пскова и Одессы. В их браке родились Михаил Фёдорович Нестурх (1895-1979) - советский ученый биолог и антрополог, профессор МГУ; Кирилл Фёдорович Нестурх (1890-1941, умер в блокадном Ленинграде) - советский ученый физик и педагог; Георгий Фёдорович Нестурх (1881-1942) - специалист по статистике. Из двух дочерей Лидия Фёдоровна Нестурх стала пианисткой, а Мария Фёдоровна (в замужестве Андреева) - матерью Константина Дмитриевича Андреева (родился в 1927 году в Кламаре под Парижем), известного французского архитектора и педагога.
Можно предположить, что все эти люди также бывали гостями семейных усадеб на Оранжерейной улице, история которых скрывает ещё немало интересных страниц.



[1] РГИА. Ф. 1102. Оп. 1. Д. 731. Л. 1.
[2] РГИА. Ф. 1102. Оп. 1. Д. 731. Л. 2.
[3] РГИА. Ф. 1102. Оп. 1. Д. 731. Л. 2об.
[4] РГИА. Ф. 1102. Оп. 1. Д. 731. Л. 4.
[5] РГИА. Ф. 1102. Оп. 1. Д. 731. Л. 4об.
[6] РГИА. Ф. 1102. Оп. 1. Д. 731. Л. 3.
[7] Васенко Андрей Богданович (1899-1934). Интернет источник: сайт Энциклопедия Царского Села. Url.: https://tsarselo.ru/yenciklopedija-carskogo-sela/istorija-carskogo-sela-v-licah/vasenko-andrei-bogdanovich.html.
[8] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 7, 14.
[9] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 10-11об.
[10] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 5.
[11] Весь Петербург на 1902 год: адресная и справочная книга г. С.-Петербурга. - Санкт-Петербург: Изд. А. С. Суворина, 1902. О доме этом неоднократно писали, он находился на Оранжерейной улице «почти напротив Новой улицы», на месте, где сейчас располагается левое крыло дома № 53. См., например: Васенко Андрей Богданович (1899-1934). Интернет источник: сайт Энциклопедия Царского Села. Url.: https://tsarselo.ru/yenciklopedija-carskogo-sela/istorija-carskogo-sela-v-licah/vasenko-andrei-bogdanovich.html; Смирнов В. Н., Рабин Э. Э. Прогулки по старому городу. - СПб.: Серебряный век, 2006. - С. 101.
[12] ЦГИА СПб. Ф. 1546. Оп. 5. Д. 1797. Л. 2об.
[13] Раскладочная ведомость налогов на недвижимые имущества уездного г. Царского Села Санкт-Петербургской губ. на 1902 г.
[14] Великий князь Николай Михайлович. Петербургский некрополь. - Том 1. А-Г. - СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1912. - С. 376.
[15] Великий князь Николай Михайлович. Петербургский некрополь. - Том 4. С-Θ. - СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1913. - С. 240.
[16] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 9, 11об-13.
[17] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 6-6об.
[18] Весь Петроград на 1917 год: адресная и справочная книга г. Петрограда под ред. А. П. Шашковского. - Петроград, 1917.
[19] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 14-14об.
[20] Панов В. Царскосельский некрополь. Казанское кладбище. - СПб., 2005. - С. 30.
[21] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 7. Татьяна дожила до Великой Отечественной войны, оказалась в немецкой оккупации и умерла в трудовом лагере в Западной Пруссии в 1942 году.
[22] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 15. См. также: ЦГИА СПб. Ф. 1546. Оп. 5. Д. 1797.
[23] РГИА. Ф. 1002. Оп. 1. Д. 731. Л. 17-18.
[24] Панов В. Царскосельский некрополь. Казанское кладбище. - СПб., 2005. - С. 30.
[25] Скорее всего, после 1902 года Сергей Эмильевич Термен и Мария Эмильевна Нестурх получили в наследство соседний участок их матери Софии Христиановны, либо отказались от наследства в пользу сестры.
Tags: Андрей Васенко, Лев Термен, Музей истории города Павловска, Сергей Выжевский, Софья Эмильевна Васенко, Царское село
Subscribe

promo dharma_ser april 20, 2019 10:54 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Краткая видеоверсия выступления автора в Институте Петербурга на XXV открытых слушаниях В 2011 году Государственный музей-заповедник «Павловск», как и ряд других музеев издающий полный каталог своих коллекций, опубликовал выпуск, посвященный архитектурной графике конца XVIII -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment