Под солнцем коронавируса. "Музей" Юлии Вертелы

- Национальное спасение от холода - ватник и водка. Их можно совмещать. А можно применять по отдельности.
- Лежать в ватнике на изящном диване девятнадцатого века - изысканное удовольствие. Тепло и исторично, - Костик блаженно потягивал настойку, глядя на Лизу. - Вроде ты и быдло, а вроде - часть интеллигенции. В одной руке журнал «Колокол», в другой - рюмашка. В музее можно совмещать несовместимое. Дворянские вещицы и вещи тех, кто расстреливал дворян в семнадцатом году. Всё рядом, под одним стеклом.

Ю. Вертела, «Музей»




Этим летом под солнцем коронавируса вышел роман «Музей» современной петербургской писательницы Юлии Вертелы. Вышел как электронная книга в издательстве EKSMO-DigitaL, потому что магазины с бумажными изданиями на тот момент были повсеместно закрыты.Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Литвиненко. Латванов

Collapse )
стр 17.jpg

Следующий боец по списку - рядовой 187-го стрелкового полка Дмитрий Манилович Литвиненко. Погиб 6 февраля 1942 года. Жена - Литвиненко - проживала в колхозе «Украинец» Бучугурского района Оренбургской области.
Красные следопыты не смогли разыскать его родственников.
Зато современные следопыты смогли уточнить данные о бойце.
Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 8

Collapse )

***

Прогулки по городу, парку и в окрестностях, хождение к родным и знакомым были эпизодами, но будничная повседневная жизнь моя проходила в пределах двора, а также на окружающих улицах и станции Павловск I. Во дворе наряду с играми, о которых я уже писал раньше, у нас в какой-то период были более серьёзные занятия. Первое из них - это уход за лошадью. Дело в том, что во дворе анкудиновских домов были обширные сараи, тянувшиеся вдоль высокого брандмауэра, отделявшего соседний двор. В них находились очень большие помещения, которые, по-видимому, прежними хозяевами домов и магазина использовались в качестве складов. Часть из них, как и прежде, занимал магазин, а вот два или три больших отделения пустовали.
Однажды вездесущие мальчишки в одном из отделений обнаружили лошадь. Её конюхом и извозчиком был молодой здоровенный высокого роста украинец по имени Семён. Он поселился с молодой женой в дворовой пристройке к сараям, отделав себе это помещение, состоящее из кухни и комнаты, а у входа сделав деревянную пристройку в виде тамбура.

фото.jpg
Дома Анкудиновых. 1950-е годы
Collapse )
Мидзару
  • umbloo

Японские байки про Индию: в час ухода Будды

Хостинг картинок yapx.ru
«Шакьямуни является из золотого гроба» (釈迦金棺出現図, «Сяка кинкан сюцугэн-дзу», XI в.). Здесь эту картину можно рассмотреть подробнее.

Рассказ о том, как Будда в час ухода в нирвану встретился с Рахулой
В стародавние времена, когда Будда уходил в нирвану, [сын его] Рахула подумал: я не выдержу скорби, глядя, как Будда уходит в нирвану. Так что уйду я в иной мир, чтоб не видеть такого горя! Решился и направился вверх, миновал миры, бесчисленные, как песчинки в Ганге, а там – мир будд. Поднялся в их страну, а тамошний будда увидел Рахулу и молвит:
–Твой отец, Будда Шакьямуни, скоро уйдёт в нирвану. Что же ты не с ним в такой час? Зачем прибыл в наш мир?
Рахула отвечает:
– Едва ли смогу я вынести скорбь, глядя, как Будда уходит в нирвану! Я решил: не стану смотреть, вот и явился сюда.
Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Ливенцов. Лизунов

Collapse )
стр 17.jpg

Следующий по списку 1968 года - ефрейтор 37-го стрелкового полка Степан Сергеевич Ливенцов. Погиб 11 января 1944 года. До освобождения Павловска - почти две недели. Жена Екатерина Леонтьевна Ливенцова проживала в городе Липецке на Спиртзаводе
К сожалению, красные следопыты К. Е. Иванова данные бойца уточнить не смогли.
Не смогли этого сделать и современные следопыты Н. Лазаренковой, отнеся бойцы в группу из 47 бойцов без точного места захоронения.
Тем не менее ответ в базе данных «Мемориал» имеется.
Collapse )

Воспоминания о старом Павловске Б. В. Януша. Часть 7

Collapse )

Двухэтажный деревянный дом, находившийся почти на углу Зверинецкой (Ф. Энгельса) и Под Дубками (Красного Курсанта), разобрали уже после войны, в 1962 году. Он был благоустроен и даже с водопроводом, что в довоенных павловских домах встречалось нечасто. В предвоенные годы я в нём часто бывал с родителями у приятеля моего отца Ивана Евгеньевича Волчихина. Как мне говорил мой папа, отец дяди Вани, так я называл И. Е. Волчихина, служил в Павловском городовом правлении, и жили они в крепости Бип, учился же он в Царскосельском реальном училище, где и познакомился с моим отцом уже в советское время. Как мне стало ясно значительно позже, дядя Ваня являлся самым близким приятелем моего отца, и их встречи, которые происходили то у нас, то у него, всегда были желанными. О чём беседовали они тогда, не помню, да я особенно и не вникал в их разговоры. Дядя Ваня служил в торговом флоте и плавал в качестве механика в самые разные страны. Для меня он был какой-то романтической личностью, и казалось, что от него веет ароматом чужих далёких городов и стран. Бывало, на долгие месяцы, особенно летом с открытием навигации, он исчезал совсем с нашего горизонта, а по возвращении неожиданно вдруг приходил, и встреча с ним у отца всегда была радостной. Подтянутый, аккуратный, по-моему красивый, он был очень общительным и весёлым, умел поддерживать любую компанию. В молодые годы он совсем не был привязан к дому, и бывали случаи, когда зайдя к нам вечером, он у нас же оставался ночевать, хотя до его дома ходьбы было минут 15-20. Женился он в начале 30-х годов на Антонине Фёдоровне Глазуновой из Одессы и тогда поселился в двух смежных комнатах дома на Зверинецкой улице, о котором я уже писал.


У дяди Вани. 6 августа 1936 года. Архив МИП

Collapse )

О чем грустит Скорбящая. Ласкин. Лещенко

Collapse )

стр 17.jpg

Итак, мы установили, что Иван Филиппович Лазонен, упомянутый в списке 1968 года и чье имя присутствует на плитах мемориала на Детскосельской улице в Павловске, погиб, защищая Павловск в рядах 168-й стрелковой дивизии, и его имя входит в список № 8 безвозвратных потерь 168-й стрелковой дивизии. Однако в этом списке присутствуют имена его боевых товарищей, которые не вошли в наш список. Кроме того, в базе данных «Мемориал» было выявлено множество списков, включающих имена бойцов, погибших при обороне Павловска, в том числе захороненных в Слуцке (Павловске) или ближайших окрестностях, равно как и имена множества бойцов, пропавших без вести. Многие из этих бойцов после окончания войны могли быть перезахоронены в братскую могилу у Скорбящей. Часть этих списков, с № 7 по № 11, мы уже рассмотрели, на самом деле списков гораздо больше, подсчеты потерь и оформление соответствующих документов продолжалось по крайней мере до лета 1942 года, а отдельные лица попали в списки потерь только в 1943 году. К рассмотрению этих оставшихся списков мы еще вернемся, а сейчас продолжим анализ нашего основного списка захоронения, с которого мы начинали.

Следующий по списку 1968 года рядовой 947-го стрелкового полка 268-й стрелковой дивизии Василий Иванович Ласкин. Погиб 25 августа 1942 года.
Жена - Елена Васильевна Ласкина проживала в г. Киров, пос. Кутило, барак 15, кв. 16.
Красные следопыты К. Е. Иванова разыскали ее и получили в ответ несколько писем.

Collapse )
ll

“… Langobardi castrum Montis Silicis invaserunt…”

"...Лангобарды захватили укрепление Монселиче..." — такую запись сделал Павел Диакон в своей “Historia Langobardorum” в конце 8 го века, описывая событие, произошедшее в 602 году. Современный городок Монселиче, расположенный в 20 км от Падуи, процветает и привлекает внимание прежде всего живописным холмом Рокка ди Монселиче, на котором и располагается древнее укрепление. Мне удалось посетить Монселиче еще в 2010м в конце длительного похода по Эуганским холмам. От лангобардов в городе практически ничего не осталось. Однако, на вершине холма было найдено несколько могил, датируемых первой половиной 7го века, и с 1998го года находки выставлены в Antiquarium Longobardo в бывшей библиотеке замка Монселиче. Наверно так и не дошли бы руки выложить фотографии с этой экспозиции, но спасибо друзьям по ЖЖ за дополнительный стимул! 😀 В дальнейшем тема лангобардов будет продолжена.

Прежде всего стоит взглянуть на окрестности. Вид на холм Рокка ди Монселиче с древней башней и расположенный ниже город. 

Collapse )
Мидзару
  • umbloo

Японские байки про Индию: две похожих сказки про царевну и царевича

Рассказ об Алмазной Уродине, дочери царя Прасенаджита
В стародавние времена в Индии в царстве Шравасти был царь, звали его Прасенаджит. А царицу звали госпожой Малликой. Была она настоящей красавицей, в шестнадцати великих царствах никто не сравнился бы с ней.
Она родила дочку. На вид девочка – словно ядовитая змея, пахнет скверно, люди к такой и близко не подойдут. Волосы густые, завитые налево, как у демона. И обликом, и повадкой вовсе не похожа на человека. Поэтому о девочке знали только трое: царь, царица и кормилица, а остальные о ней ничего не знали.
Collapse )